Правда и вымысел о фашистах под Рязанью

Официальная часть истории. (Ниже будет неофициальная,но не менее интерсеная 😉 )
Согласно статьям Владимира Фролова «70 лет назад: немцы под Рязанью» от 04.12.2011 года и «70 лет назад: наступление под Рязанью» от 05.12.2011 года, опубликованных в разделе Блогосфера на сайте информационного агентства «МедиаРязань» следует, что во второй половине ноября 1941 года Гитлер окончательно понял, что перезимовать в Москве его войскам не удастся, и окончательно решил больше не прорываться к Москве напрямую, а блокировать ее, окружив двойным кольцом. Шлюзы канала Москва-Волга должны были быть взорваны, Москва затоплена. При этом никто не должен был выйти из окружения. Москве угрожала блокада, еще более суровая, чем ленинградская. Для этого немецким командованием были предусмотрены, так называемые двойные «малые и большие клещи». «Большие клещи» южнее Москвы должны были проходить через подступы к Туле на Рязань. Севернее Москвы «большие клещи» проходили через г. Калинин. Соединиться они должны были в районе Коломны.
В начале 20-х чисел ноября 1941 года немецкие войска начали активно пробиваться в обход Тулы в направлении г. Михайлов и г. Скопин, с дальнейшей целью – выйти на Рязань, которая являлась важнейшим узлом жизнеобеспечения Красной армии, сдерживающей немцев у самой Москвы. Участок фронта на этом направлении защищала 50 Армия, которая под ударом немецких войск с 23.11.1941 года стала быстро отступать по направлению от Тулы на Скопин. Уже 24 ноября 1941 года немецкими войсками был занят г. Михайлов и аэродром в 2 км северо-восточнее г. Михайлов. В итоге фашистские войска, вступив на территорию Рязанской области, заняли Скопин, Михайлов, Милославское, много других сел и поселков. Перед их приходом советская власть уничтожала все, что невозможно было эвакуировать, чтобы оно не досталось немцам. В Рязани жители до последнего дня не знали, войдет враг в город или нет. Войск для защиты почти не было: рабочий полк добровольцев, немногочисленные курсанты из Владимира, автомобилисты, саперы, девушки из зенитного дивизиона и рязанская милиция. С целью защиты этого важного района, в дополнение к войскам 50 Армии была создана группа обороны Рязани, под командованием заместителя начальника Главного Бронетанкового управления Красной Армии Героя Советского Союза генерал-лейтенанта Мишулина, начальником штаба группы был назначен полковник Девятов, начальником оперотдела штаба – майор Носс. Располагался штаб обороны г. Рязани в обкоме партии.
Только 26 ноября на железнодорожную станцию Шилово прибыл командир 10 армии, недавно сформированной под Пензой – Филипп Голиков. А 1 декабря стрелковые и кавалерийские дивизии его армии начали выгружаться из эшелонов в Рязани и окрестностях.
Рязанская газета «Сталинское знамя» практически никаких местных сводок не публиковала. Но люди видели, как много идет по городу солдат и лошадей. Еще в октябре население Рязани, чтобы купить на базаре страшно подорожавшее продовольствие, начало в массовом порядке продавать одежду, часы, золотые и серебряные вещи. На предприятиях выдавали карточки на получение 800 граммов хлеба в день. Те, кто не работал, получал карточки на 400 граммов хлеба. Были еще “сахарные” карточки, по которым выдавали пряники или карамель. Очень редко отоваривались “рыбные” карточки. Овощи и мясо можно было купить только на рынке, в магазинах их практически не было.
Весь ноябрь Рязань бомбили. Немецкие самолеты старались повредить железнодорожные пути, попасть в вокзал, в работавший на авиацию деревообрабатывающий (сегодня приборный) завод, в «Рязсельмаш» (там делали снаряды). Небо города прикрывал 269-й зенитный дивизион, почти полностью состоящий из девушек (кстати, на валу Рязанского кремля располагался один их пунктов противовоздушной обороны города, а у его подножья находилась артиллерийская школа, проработавшая почти до мая 1945 года). Самая мощная бомбежка была 6 ноября. Первые бомбы взорвались на станции “Рязань-1”, повредив деревянное здание вокзала и рельсы (несмотря на темное время суток, повреждение рельсов устранили за один час, а вокзал отремонтировали только весной 1942 года). Две бомбы попали в привокзальный рынок на Малом шоссе, на котором в это время, к счастью, не было людей. Прогремел взрыв в детском саду на улице профессора Кудрявцева, где погибло много детей. Одна бомба угодила в госпиталь на улице Каляева (сейчас железнодорожный техникум). Сброшенный с самолета фугас взорвался во дворе управления НКВД: там осколками убило двух лошадей, получили ранения несколько сотрудников. Кроме того, от бомб пострадал бывший дом Салтыкова-Щедрина. 7 ноября в Рязани не было никакой демонстрации в честь годовщины революции: власти не стали рисковать, да и людям, занятыми похоронами погибших накануне, было не до празднования. С 8 ноября в Рязани был введен комендантский час – с 22 до 7 часов. Любое передвижение в это время разрешалось только по пропускам коменданта города. В черте Рязани и у ближайших ее пригородов были построены линии земляных и бетонных укреплений (некоторые бетонные колпаки пулемётных точек якобы до сих пор сохранились и даже сейчас хорошо видны по дороге от автовокзала до ж\д вокзала Рязани). В газетах утверждалось, что немцы понесли такие страшные потери, что не смогут уже ничего сделать с СССР. Назывались неправдоподобные цифры вражеских потерь, которым трудно было верить.
Ударили морозы. 14 ноября было минус 22 градуса. Несмотря ни на что, наступление врага на восток продолжалось. “10-я мотодивизия 47-го танкового корпуса, – вспоминал немецкий генерал Гудериан, – достигнув 27 ноября города Михайлов, отправила группы подрывников для взрыва железной дороги на участке Рязань-Коломна. Однако эти группы не смогли выполнить своей задачи: оборона русских была слишком сильна. 29 ноября превосходящие силы противника впервые оказали сильное давление на 10-ю мотодивизию. Поэтому наши войска вынуждены были оставить Скопин…”
На самом деле никакой «обороны русских» не было. Железную дорогу защитили истребительные отряды из жителей Рыбного, Луховиц и т.п. Вооруженные чем попало (охотничьими ружьями, карабинами XIX века, пистолетами), они отлавливали или убивали диверсантов, не подпуская их к рельсам. Начальник михайловской конторы Госбанка СССР по фамилии Гаврилин, не успев эвакуироваться на машине или телеге, собрал все деньги и ценности в два мешка, взвалил их на плечи и вышел из города пешком вечером 24 ноября. 60 километров до Рязани он шел пять дней, ночуя в попутных селах. В Рязань Гаврилин пришел 29 ноября, неся целые и невредимые мешки. Однако через некоторое время его взяли под стражу, а потом осудили на 10 лет лагерей “за допущенные денежные потери”: по сравнению с документами сколько-то бумажек в принесенных мешках не хватало. 25 ноября немцы впервые выслали разведку в сторону Рязани. Около станции Стенькино милиционеры увидели двух немецких мотоциклистов. Одного убили, а второй при попытке развернуться перевернул мотоцикл. Его взяли в плен. Другой разведывательный отряд немцев на мотоциклах, посланный в Захаровский район, приехал в село Попадьино. Навстречу им ехала машина начальника Захаровского отделения милиции Андриана Усачева. Он вез милиционера и женщину-врача. Немцы убили всех троих и расстреляли машину.
В селе Плахино немецкие мотоциклисты сорвали красный флаг с сельсовета и сделали несколько выстрелов в воздух, а потом уехали назад. В Захарове в это время жила старая набожная женщина – “убогая Полюшка” (почитаемая сегодня многими верующими). Она предсказала, что в Захарово немцы не войдут, и многие местные жители, уверенные в ее словах, не стали эвакуироваться. Немецкая танкетка в селе все-таки появилась, но оказалось, что это всего лишь разведка. Старушки рассказывали, что за пару часов фашисты лишь убили советского работника, пытавшегося метнуть в них из-за угла бутылку с бензином.
26 ноября начальник гарнизона Рязани Мурат и комендант города Самохин объявили осадное положение. На случай вторжения противника всем рабочим батальонам, милиции и прочим службам было выдано предписание. В нем подробно рассказывалось, где прятаться в лесах, чтобы начать партизанскую борьбу. В эти же дни по льду Оки в сторону Солотчи выехали десятки автомобилей. В Шумаши с них перегружали на сани и развозили по лесным уголкам секретные грузы. Создавались тайные склады оружия и боеприпасов, запасы продовольствия, теплых вещей для партизан. Между тем при оборудовании возможных партизанских баз было обнаружено немало скрывающихся в Мещере дезертиров. К 1 декабря НКВД составило по области списки 11 «бандитских групп» ориентировочной численностью 62 человека. Чекисты серьезно опасались, что эти «враги советской власти» могут перейти на сторону немцев (ловля дезертиров началась гораздо позже, в марте 1942-го). 27 ноября на станцию Ряжск прибыла бригада морской пехоты, которая должна была держать здесь оборону. Из Скопина им позвонила телефонистка из узла правительственной связи, замаскированного в обычном доме. Она рассказала, что гитлеровцев в городе всего около 70 человек. Разведка подтвердила эти данные. Морские пехотинцы пешком выступили из Ряжска и ворвались 28 ноября в Скопин. Морякам помогли бойцы Скопинского истребительного батальона, ушедшие из родного города считанные дни назад. После двухчасового боя враги, отстреливаясь, побежали вдоль дороги на Павелец. Впрочем, для немцев рязанское направление тоже не было главным. Они наступали на Тулу и Москву, а здесь был лишь фланг армии Гудериана. В Серебряных Прудах и Михайлове находилось по несколько сотен немцев, в Павелеце и Чернаве – еще меньше. Между этими населенными пунктами ездили мотоциклисты и единичные бронетранспортеры. У немцев было тут немного артиллерии, но все танки сражались под Тулой.
Советских войск против них готовилось наступать намного больше – десятки тысяч человек. Но вооружены они были хуже. Филипп Голиков, чьи солдаты выгружались в Рязани и разворачивались от Пояркова до Пронска, 1 декабря направил донесение в ставку Верховного главнокомандования об ужасном состоянии частей его армии: “326-я стрелковая, 57-я и 75-я кавалерийские дивизии, – писал он, – вообще не имеют вооружения, остальные должны вступить в бой, не имея пулеметов, минометов, автомашин, средств связи…” На всю армию приходилась только одна рота связи, а сношения между штабами дивизий и штабом армии поддерживалась всадниками, скакавшими от села к селу. И все-таки 5 декабря 10-й армии предстояло начать наступление.
После долгой обороны 5 декабря 1941 года советские войска юго-восточнее Москвы перешли в наступление. В зоне действия 10-й армии, которой командовал Филипп Голиков, у наших был большой численный перевес (почти 100 тысяч человек против 17-20 тысяч, развернутых в эту сторону у немцев), но было мало артиллерии, почти не было самолетов, танков был только один неполный батальон.
«Читатель поймет мои огорчения тех дней, – писал Голиков в мемуарах. – Войскам армии предстоит идти в бой против танковой армии Гудериана, а средств-то усиления по существу нет!»
В течение 2-4 декабря его части выдвинулись к Пронску и Захарову. 5 декабря наступление на Михайлов началось от села Поярково, с пригорка, на котором теперь стоит монумент – вырастающий из земли штык.
Чтобы снизить потери от немецкого огня, решили наступать ночью. Однако ночью без освещения (небо пасмурное, луны нет, а электричество тогда в селах было отрублено при причине военного времени) довольно просто сбиться с пути. В результате еще днем саперы заготовили по пригоркам материал для костров, а ночью их зажгли. Костры, расположенные друг от друга за 300-500 метров, создавали светящиеся линии, по которым ориентировалась идущая по сугробам пехота. Эти огни могли бы заметить немецкие летчики, но метель сделала погоду нелетной.
Первой на Михайлов двинулась 25-я кавалерийская дивизия из района Пронска. Войска шли в ночной темноте длинными колоннами через село Малинищи, при полном отсутствии всяких дорог.
Генерал Голиков вспоминал:
“Поднявшаяся с утра метель скрыла походные колонны и от наземного, и от воздушного противника. Однако с выходом 330-й дивизии на заданный рубеж оборвалась связь командира дивизии полковника Г.Д. Соколова со штабом армии. Не было связи и с 328-й дивизией, вместе с которой предстояло брать Михайлов.
Что делать? Ожидать ли подхода соседа, или атаковать только силами своей дивизии? За последнее говорил ряд причин. Во-первых, 330-я к 21 часу подошла к Михайлову почти вплотную и, как показывали пленные, гитлеровцы не ждали никакого серьезного наступления советских войск. Держать дивизию здесь до утра на морозе, не использовав темноту для сближения с противником и атаки, было равносильно преступному бездействию. Во-вторых, в атаке города можно было рассчитывать на внезапность…
За два часа до атаки части подразделения были приведены в порядок, развернуты и расставлены по направлениям. Выработаны условные сигналы. Всем выдали горячую пищу. Тем временем саперы выдвинулись вперед и сняли около 300 мин.
Не все офицеры сразу поняли смелый замысел комдива. Командир артиллерийского полка просил дождаться утра, чтобы зряче провести артподготовку наступления. Но Соколов с целью сохранить фактор внезапности артподготовку решил не проводить. Для лучшего взаимодействия артиллерийские дивизионы на время боя были переданы стрелковым полкам.
Ровно в полночь артиллерия открыла огонь, одновременно пошла вперед пехота. Выраженное боевое охранение было смято. Но тут загорелись скирды хлеба на окраинах города, враг применил свой излюбленный прием в ночном бою. Бойцы 1111-го стрелкового полка были вынуждены залечь на освещенной снежной равнине и продолжили движение ползком, короткими перебежками после залпов артиллерии.
Плотную огневую завесу встретил и 1113-й стрелковый полк. Он тоже залег. Атака вот-вот могла захлебнуться. И тогда во весь рост поднялся командир полка майор А. П. Воеводин. Он личным примером поднял бойцов в атаку. Уже в городе настигла майора вражеская пуля, но командование на себя принял командир роты автоматчиков лейтенант Акимов. К 2 часам утра части дивизии овладели окраинами Михайлова, бой стал перемещаться к центру города. Теперь бросился в атаку с севера и 1111-й стрелковый полк. Артиллеристы шрапнелью расчищали путь пехоте. Быстро подавили огневые точки врага, расположенные в монастыре. Теперь освещенная пожаром местность играла на руку наступающим.
У противника началась паника. Фашисты бросились к машинам, чтобы скорее покинуть город. Но на мосту через речку Проня образовалась пробка, и подоспей вовремя 328-я дивизия, а еще лучше – 51-й танковый батальон, который, к сожалению, ночью увяз в снежной целине, ночной бой для гитлеровцев мог закончиться полной катастрофой…»
Советских солдат и офицеров при освобождении Михайлова было убито 72 человека, ранено 134. Потери немцев Голиков оценивал в 500 человек, но по немецким данным, около тысячи солдат потеряла в тот день вся армия Гудериана, а ведь еще шли масштабные бои под Каширой и Тулой.
Зато трофеи были тщательно посчитаны. Вермахт бросил, отступая, 136 грузовых и 20 легковых автомашин, 99 (в донесении написали 100) мотоциклов, 25 броневиков, 5 тракторов (использовавшихся как тягачи), 29 орудий, 25 пулеметов, 3 вагона боеприпасов на железнодорожной станции Михайлов.
Немцы, ощутив удар не только под Михайловым, но и под Каширой (где наступала конница генерала Белова), а 7 декабря – к северу от Москвы, начали отступать.
Генерал Гудериан, командовавший германскими дивизиями на тульском и рязанском направлениях, еще надеялся выстоять. 9 декабря он отдал приказ: “Мои боевые товарищи! Чем сильнее угрожают вам войска противника и зимние морозы, тем крепче вы должны сплотить свои ряды. Сохраняйте по-прежнему железную дисциплину. Каждый должен оставаться в своем подразделении, и каждому надлежит как можно лучше использовать свои машины и оружие, обеспечивая тщательный уход за ними. В единстве нашей воли и наших действий кроется залог успеха”.
Но советские войска продолжали наступать. 8 и 9 декабря немцев выбили со станции Павелец и из села Чернава – тогда это был районный центр.
9 декабря завязался бой у села Гремячего – в тех местах, где сейчас проходит граница Тульской и Рязанской областей. На берегах реки Прони немцы успели создать оборону из вырытых в мерзлой земле пулеметных гнезд. Здесь защищался немецкий моторизованный полк и два артиллерийских полка. С высокого берега противник простреливал открытую долину.
Утром 328-я стрелковая дивизия пошла было в атаку, но вскоре понесла большие потери, а реку так и не пересекла. На снегу лежали сотни убитых в маскировочных халатах и без них (белого полотна хватило не на всех). Пользуясь численным перевесом, наши выслали целый полк в обход села с юга. К Гремячему подтянули два дивизиона единственного в 10-й армии артполка и стали разбивать немецкую береговую оборону. Второй дивизион под командованием старшего лейтенанта Остапенко не только стрелял, но и умело маневрировал (что в начале Великой Отечественной в Красной Армии встречалось редко), поэтому потерь от ответного огня было немного.
Наконец, когда целый батальон красноармейцев, целый день двигаясь по глубокому снегу, зашел противнику в тыл, немцы почувствовали опасность окружения и стали отходить по единственной оставшейся им дороге на Тулу.
Ворвавшись в оставленное село, советские солдаты увидели на центральной площади виселицу, где качалось 15 трупов. Оказалось, что еще в ноябре местная комендатура распорядилась повесить жителей, которым сделали предложение пойти на работу в новые немецкие учреждения, а они отказались.
«Взято два танка, пять бронемашин, 30 мотоциклов, четыре орудия 105 мм, автомашины, оружие, боеприпасы, – писал Филипп Голиков. – 5-километровый участок дороги между селами Гремячее и Ятское был забит брошенным военным имуществом, машинами, повозками и мотоциклами противника…»
11 декабря кавалеристы генерала Белова, пройдя через Венев, освободили город Сталиногорск (ныне Новомосковск). 11 декабря были освобождены рязанский райцентр Данков и город Ефремов в Тульской области.
Отныне на территории Рязанской области частей вермахта больше никогда не было.
Неофициальная часть истории.
Некоторые исследователи утверждают, что немцы в декабре 1941 года якобы просто не видели Рязанских вокзалов и прочих важных стратегических объектов и поэтому не бомбили их. На самом деле немцы все прекрасно видели, докладывали о важных Рязанских стратегических объектах, отслеживали передвижение эшелонов и пытались угадывать характер грузов, что подтверждают разведсводки немецкой авиации (из трофейного фонда ЦАМО). Почему не бомбили – можно только догадываться. Совсем не давно появилось любопытное объяснение этому историческому факту…
Согласно такому авторитетному источнику, как телевизионная документальная передача «Искатели» (выпуск 2004 года «Рязанский Стоунхендж» и выпуск 2012 года «Рязанский интерес Третьего рейха») выяснилось, что в декабре 1941 года, когда на огромной территории от Ленинграда до Крыма идут ожесточённые бои и решается судьба Москвы (немцы стоят в 30-ти километрах от Кремля), командующий армией Центр фельдмаршал Фёдор фон Бок (имеющий, кстати, русские корни) получает очень странную директиву Гитлера. Фюрер категорически запрещает ему любые обстрелы и авиа-бомбардировки в зоне вдоль Оки, начиная от Рязани и по направлению к Мурому. Мало того, от фон Бока эта директива требует обеспечить надёжное прикрытие специальной поисково-археологической группе, которая будет заброшена в леса Рязанской области (германские командующие к тому времени уже привыкли без обсуждений принимать столь странные для военных действий распоряжения). Группа направлена организацией «Аненербе», цель поисков не разглашается. Однако и так общеизвестно, что все усилия «Аненербе», в переводе — «Наследие Предков», были направлены на поиски неких артефактов или мифов и легенд, способных дать Третьему Рейху новое оружие, которое помогло бы выиграть во Второй Мировой войне.
Продолжение и обсуждение на форуме Рязанских кладоискателей rznklad.info

В конце прошлого года «Комсомольская правда» занялась сложной военной темой. Хотя, наверное, большинству историков, краеведов и жителей она не покажется трудной… Вроде бы все давно и хорошо известно, вроде бы все почести и лавры розданы, но…

Дело в том, что в Скопине традиционно памятные мероприятия, приуроченные к освобождению райцентра от немецко-фашистских захватчиков, проходят 28 ноября. Однако в Государственном архиве Рязанской области хранятся документы военной поры, в которых черным по белому в качестве освободительного значится другое число – 26 ноября.

Не будем углубляться в подробности этих советских бумаг, поскольку уже цитировали их. На этот раз обратимся к немецким источникам. В распоряжении редакции оказался журнал боевых действий 10-й мотопехотной дивизии вермахта, той самой, что в ноябре сорок первого ворвалась на территорию Рязанской области.

В числе описываемых событий в нем регулярно упоминается 88-й разведывательный батальон. Именно эта часть 25 ноября заняла Скопин. Однако уже на следующий день, согласно написанному в журнале, город на Верде батальон оставил (перевод рязанского студента Дмитрия Тужикова):

«26 ноября. 13:25.

Срочное донесение от 88-го разведывательного батальона: противник атакует большими силами с юга. Противник совершает обход, батальон запрашивает подкрепление.

Ответ: доступных подразделений нет, в случае необходимости отступить на запад.

26 ноября. 15:10.

Донесение 88-го разведывательного батальона: батальон отступает на запад под натиском противника в составе двух полков (изначально ошибочно доложено о двух ротах)».

Фрагмент журнала 10-й мотопехотной дивизии вермахта.

Сегодня «Комсомольская правда» располагает всевозможными документами (советскими и немецкими), подтверждающими: Скопин освободили именно 26 ноября. При этом мы прекрасно понимаем, что вряд ли кто-то из регионального правительства и администрации Скопинского района с большим энтузиазмом возьмется за корректировку уточненной истории.

В СПИСКАХ НЕ ЗНАЧИТСЯ

Гораздо сложнее понять, кто и когда первым из советских войск вошел в Скопин. В распространенной версии говорится, что это были бойцы 84-й отдельной морской стрелковой бригады (ОМСБ). Вне всякого сомнения, эта воинская часть внесла определенный вклад в разгром немцев, но вот были ли ее бойцы первыми советскими солдатами на улицах освобожденного райцентра?

Противоречиям официальной версии мы также уделили много внимания в прежних публикациях.

Напомним лишь, что описываемые в воспоминаниях рядового состава 84-й ОМСБ обстоятельства героической гибели некоторых товарищей ошибочно приписываются скопинским событиям, хотя на самом деле они произошли в Подмосковье, где, собственно, и дралась бригада в декабре 1941 года.

Ответ на вопрос, кто же выбил немцев из Рязанского райцентра, дает телеграмма с пометкой «срочно», отправленная генералу Соколовскому (начальнику штаба Западного фронта). Ранее мы уже приводили ее дословно, но все же позволим себе повториться:

«По донесению дежурного Скопинского гарнизона в 19:00 часть майора Хомдина с боем вступила в город Скопин. По данным, требующим проверки, противник здесь имел 400 велосипедистов, бронемашины и танки. В результате боя имеются трофеи и пленные, количество уточняется. Противник отошел в село Яблонево. Авиация бомбила в 1:00, разбомбила станцию Горлово. В городе Скопин восстанавливаются органы советской власти. Разрушена городская водокачка. Железнодорожной, телефонной связи со Скопином нет…

…связи с группой Мирзояна пока нет. Передал из Ряжска помощник командира ОЗАД Баландин».

Итак! Из телеграммы известно, что первой вошла в Скопин часть некоего майора Хомдина. Однако, что это за часть, установить пока не удалось. В списках личного состава 84-й ОМСБ такой фамилии (Хомдин) нет, не пробивается она и по общедоступным базам данных, представленным в сети интернет. Чтобы узнать больше об этом человеке, мы вместе с депутатом Государственной Думы, Героем России Андреем Красовым составили соответствующий запрос в Центральный архив Министерства обороны РФ.

К сожалению, месяцы ожидания оказались напрасными. Архивные работники не стали углубляться в детали и озвучили информацию, лежавшую на поверхности.

Была приведена выдержка из книги 1985 года «Справочник по освобождению городов в период Великой Отечественной войны 1941-1945»:

«Сообщаем, что г. Скопин был оккупирован 25 ноября 1941 года. Освобожден 28 ноября 1941 войсками Западного фронта в результате контрудара по Южной группировке противника в битве под Москвой 84-й стрелковой бригадой (она же 84-я ОМСБ – Ред.)».

Далее сообщалось:

«Представленные вами копии документов (это как раз про телеграмму с пометкой «срочно» – Ред.), размещенные на сайте «Память народа», являются оперативными документами (телеграфными переговорами) штаба Западного фронта с 50-й Армией. В картотеке учета офицерского состава майор Хомдин (Холдин) не значится, в связи с чем установить его боевой путь не представляется возможным».

СЛУЧАЙНЫЙ СНАРЯД ОПРЕДЕЛИЛ ИСХОД БОЯ

Еще один абзац, фигурировавший в письме-ответе из архива Министерства обороны, цитировал исторический формуляр 84-й морской стрелковой бригады:

«17 ноября 1941 года из района формирования бригада выехала в действующую армию. Выгрузившись в Ряжске, бригада вступила в бой на ряжском направлении с 5-м мотоциклетным полком немцев (здесь составители формуляра ошибочно называют 5-й мотоциклетный полк. Мы знаем, что это был 88-й разведбат – Ред.). Освободив в коротких, ожесточенных боях шесть населенных пунктов (тоже неверная информация – никаких шести рязанских сел и деревень бригада не освобождала), части бригады 28 ноября штурмом, при поддержке нашей авиации, овладели городом Скопин».

Документ нам хорошо знаком. Мы даже знаем, что в следующем предложении, которое сотрудники архива не стали «произносить», записано: «В боях потери составили всего 35 человек». Вряд ли, «утаивая» эту фразу, архивные работники, действительно пытались что-то скрыть. Но в списках безвозвратных потерь (а списки составлялись по горячим следам, тогда как формуляр бригады писался уже после войны) за ноябрь сорок первого значится лишь одна фамилия: «Михаил Павлович Мурашов. Ряжск, 25 ноября». Ни обстоятельств гибели, ни причин… Вообще в документах РККА за 25-28 ноября в Скопине в регулярных частях потерь не значится. И это кажется странным – ведь если был бой, должны были быть и потери.

Ответ на этот вопрос нам дают летчики…

Здесь мы впервые в нашем расследовании озвучим имя 146-й авиадивизии, штаб которой в конце ноября сорок первого (и это тоже для многих станет откровением) располагался в Старожилове. В оперсводке за 26 ноября значится:

«232-й штурмовой авиаполк с 8:30 действовал по мотопехоте и танкам противника… 16:00. Ил-2 с высоты 20 метров атаковал до 30 автомашин, 5 танков на центральной площади Скопина. Во время атаки один реактивный снаряд случайно попал в лес, что в одном километре западнее Скопина. В результате из леса в овраг выбежало до 1000 человек пехоты, которая восемь раз была атакована самолетами.

Уничтожено: две автомашины с пехотой, до 150 солдат в овраге. В результате атаки немцы начали беспорядочное отступление, наша пехота без боя заняла город (из сообщения комиссара части, занявшей Скопин)».

Донесение штаба 146 авиадивизии.

Понятно, что и отечественные, и немецкие документы несут определенную долю погрешности. Майор Хомдин телеграфировал «вступили в Скопин с боем», летчики – а документ подписан начальником штаба дивизии Дземешкевичем и военным комиссаром штаба дивизии Ивашкевичем – говорят, что «интенсивного боя не было».

В журнале боевых действий 26 ноября в 19:57 немцы констатируют:

«Сообщение от 88-го разведывательного батальона: основным силам удалось с потерями прорваться на запад. Батальон занял Павелец. Наступление противника сопровождалось интенсивными атаками с воздуха».

Мы искренне надеемся, что этот материал не вызовет критику со стороны скопинцев, никто не станет доказывать нам нашу несостоятельность, как было после первых двух публикаций. Надеемся, что статья заставит иначе взглянуть на наши прежние знания о войне и подтолкнет исследователей к новым открытиям.

Читайте также по теме: В 1941 году Скопин освободили не те, кого принято считать освободителями? Часть первая

В 1941 году Скопин освободили не те, кого принято считать освободителями? Часть вторая

РЯЗАНЬ — ГОРОД ВОИНСКОЙ ДОБЛЕСТИ

Губернатор Олег Ковалев вручил грамоту о присвоении Рязани почетного звания «Город воинской доблести» главе администрации областного центра Олегу Булекову и председателю городской думы Андрею Кашаеву. Почетное звание Рязанской области присвоено Рязани в соответствии с распоряжением главы региона за мужество, стойкость и массовый героизм, проявленные защитниками Отечества при защите города в годы Великой Отечественной войны

Вокруг себя все города России Ты колокольным звоном собрала. Здесь, птицами взлетая в небо синее, Сияют золотом шеломы-купола. Прозрачно — золотистым покрывалом Их свет окутал город с давних пор. А как его рязанцам не хватало, Когда пришел на Русь татарин – вор! В годину лютую от крови ты ослепла, Была врагами сожжена дотла. Но вопреки всему восстала ты из пепла, И снова засверкали купола. Их ярче нет, наверно, в целом свете. Я твердо знаю, что, куда ни глянь, Нет города прекрасней на планете, Чем ты! Горжусь тобой, моя Рязань!

В администрации Рязани 25 ноября прошла пресс-конференция, посвящённая праздничным мероприятиям в честь присвоения городу областного почётного звания «Городов воинской доблести». Соответствующее распоряжение губернатора Рязанской области официально опубликовано. В мае текущего года такое же звание было присвоено Михайлову и Скопину.

Заместитель главы администрации Рязани Лариса Крохалёва на пресс-конференции отметила, что «это грандиозное событие для города». Именно в эти дни в 1941 году разворачивались исторические события. Вражеские войска вышли на ближайшие подступы к Рязани. Передовые отряды противника находились в 30 километрах от областного центра. В Рязани 8 ноября был введён комендантский час, а 27 ноября — осадное положение. На строительство укреплений на подступах к городу ежедневно работали по 15–20 тысяч человек. На случай оккупации готовились к работе 27 подпольных районных комитетов ВКПб и 51 партизанский отряд численностью более 1200 человек. 5, 6 и 7 декабря развернулись основные события контрнаступления советских войск. Рязань, как и Тула, стала рубежом, на ближайших подступах к которой враг был остановлен.

Рязань – это город Герой.

Земля Великого Рязанского княжества — с древнейших времен является основой и центром формирования Великорусского воина и пахаря, их культуры, характера и истории.

Земля, воспитавшая в годы Великой Отечественной войны свыше 400 Героев Советского Союза и кавалеров ордена Славы. Это за их подвиги многие города станут Городами Героями – сделав Рязань СТОЛИЦЕЙ ВОИНСКОЙ СЛАВЫ.

Впервые городами — героями были названы города Ленинград, Сталинград, Севастополь и Одесса в Приказе Верховного Главнокомандующего от 1 мая 1945 года.

Уже тогда, если б Верховный Главнокомандующий И.В.Сталин знал, что в битве за Сталинград, из 112(по другим данным 120) Героев Советского Союза, 41 рязанец – Рязань, на полном основании должна возглавить данный список.

При присвоении звания Крепости — Герою Бресту – Рязань должна была стать дважды Городом Героем. Руководителем обороны Цитадели Брестской крепости являлся Иван Николаевич Зубачёв (1898—1944) — советский офицер, капитан. Родился 28 февраля 1898 года в селе Подлесная Слобода Зарайского уезда Рязанской губернии.

При присвоении звания Города Героя, Керчи – Рязань должна была стать трижды Городом — Героем. Командиром подземного гарнизона защитников Аджимушкая (Последние четыре месяца самого тяжелого периода обороны) — являлся подполковник Г. М. Бурмин. Григорий Михайлович Бурмин родился в 1906 г., в д. Слобода Спасского уезда Рязанской губернии.

При присвоении звания Города Героя, Одессе – Рязань должна была стать четырежды Городом — Героем. За героизм и отвагу, проявленные в боях за город, 14 человек удостоены звания Героя Советского Союза. Из них 12 летчиков 69-го истребительного авиационного полка, которым командовал Михаил Егорович Асташкин. Родился 17 (30) декабря 1908 года в селе Нащи Сасовского района Рязанской области. Герой Советского Союза (10.02.1942),за период боевых действий капитан Асташкин сбил лично 4 и в группе — 8 самолётов противника.

РЯЗАНЦЫ ПЕРВЫМИ УСТАНОВИЛИ КРАСНЫЙ СОВЕТСКИЙ ФЛАГ В БЕРЛИНЕ!!! Сделал это, 20 апреля 1945 года, ТРУШКИН АНАТОЛИЙ АВЕРЬЯНОВИЧ, гв. рядовой, разведчик старший 1-го дивизиона 92 гв. минометного полка. Уроженец села Заполье Шиловского района Рязанской области. Он наверное стал и последним, кто повторил подвиг А.Матросова в Берлине!!!

Историческая справедливость восторжествовала. Рязань стала ГОРОДОМ ВОИНСКОЙ ДОБЛЕСТИ.

4 декабря в Центральном парке культуры и отдыха прошла акция, посвящённая присвоению Рязани почётного звания «Город воинской доблести». В военно-патриотическом квесте «Город героев» приняли участие более 650 молодых рязанцев. Во время проведения мероприятия все желающие могли отведать солдатской каши и выпить горячий чай на фронтовой поляне.

Почётное звание, присвоенное областному центру, увековечило подвиг защитников города, мужество и героизм, проявленные горожанами в годы Великой Отечественной войны. В субботу, 5 декабря, в Рязанской областной филармонии состоялось торжественное собрание, посвящённое присвоению областному центру почётного звания города воинской доблести.

Рязань стала третьим городом нашего региона, удостоенным высокого звания – ранее городами воинской доблести стали Скопин и Михайлов. Почётное звание, присвоенное областному центру, увековечило подвиг защитников города, мужество и героизм, проявленные горожанами в годы Великой Отечественной войны. На фронт в те годы ушло более 300 тыс. наших земляков. Тем, кто остался в городе, являвшимся одним из рубежей на подступах к Москве, довелось вытерпеть холод и голод, бомбёжки и налёты. Однако, рязанцы не сдались – неслучайно, именно с рязанской земли началось контрнаступление советских войск, ставшее поворотным в истории Великой Отечественной войны. К 74-й годовщине со дня начала контрнаступления были приурочены прошедшие торжества.

ХРОНИКА ПРАЗНОВАНИЯ

3 декабря – торжественная акция, посвящённая Дню неизвестного солдата, на Скорбященском мемориальном комплексе – мероприятие «В веках немеркнущая доблесть» в областной библиотеке имени Горького – кинофестиваль «Я помню!» с основными показами в КДЦ «Октябрь» и дополнительными в частных кинотеатрах города – научно-практическая конференция «Константин Симонов — писатель, воин, человек, гражданин в общественно политическом контексте эпохи» на семи площадках в учреждениях культуры. 4 декабря – общегородской военно-патриотический квест «Город героев» с соревнованиями 30 школьных команд, полевой кухней и концертом ансамбля «Крылатая пехота» в ЦПКиО 5 декабря – возложение цветов, посвящённое 74 годовщине начала контрнаступления советских войск против немецко-фашистских захватчиков в битве под Москвой, на площади Победы – инсталляция «Рязань прифронтовая» на площадке перед областной филармонией с воссозданием жизни города в те дни – вручение звания «Город воинской доблести» на торжественном мероприятии в областной филармонии 9 декабря – возложение цветов в честь Дня героев Отечества на площади имени Маргелова – концерт «Песнь свою отправляю в полёт» в областной филармонии

Рязань стала «Городом воинской доблести». Это звание она пронесет через века. Это вклад в дело сохранения исторической правды о подвиге народа во время Великой Отечественной войны и в дело воспитания на героическом примере отцов и дедов.

Рязань в годы Великой Отечественной войны. В годы Великой Отечественной войны Рязань не была занята фашистами. Но на территории Рязанской области велись военные действия, шли тяжелые бои. Конец1941 года оказался особенно напряженным для Рязанского края. Несмотря на упорное сопротивление нашей армии, враг приблизился к границам области. Уже с октября 1941 года фашистская авиация приступила к бомбардировкам Рязани. На город было совершено 18 налетов, сброшено около 320 авиабомб. Только представьте, что рушится дом, в котором вы живете. Какое это страшное зрелище. Летят ревущие самолеты и несут смерть, сбрасывая бомбы. Одна из них угодила в убежище детского сада № 15 по улице Кудрявцева. От него не осталось ничего. Падали бомбы в районе Железнодорожного колледжа, вокзалов «Рязань — 1» и «Рязань – 2», средней школы № 2. Первомайской гостиницы, улиц Вокзальной, Павлова, Подгорнова. Неоднократно бомбили завод «Сельмаш», правительственные здания города. Разрушено и повреждено 34 жилых дома, 12 магазинов и палаток, полотно железной дороги, здание вокзала «Рязань – 1», помещения связи. В эти дни погибло 36 человек, и было ранено 65 жителей города. На Кремлевском валу вырыли ямы, в которые установили зенитки для обороны Рязани от авианалетов врага. Бомбы рвались в ближайших окрестностях Рязани – селах Мервино, Канищево, Дягилево, деревне Соколовка. 26 октября в городе сформировали Рязанский городской комитет обороны во главе с первым секретарем обкома и горкома ВКП (б) С.Н. Тарасовым. 8 ноября в Рязани ввели комендантский час. 27 ноября – осадное положение. Город готовился к уличным боям. Организовали целую сеть наблюдательных постов и создали 2 линии оборонительных сооружений. Большую разведывательную и подрывную работу вели партизанские отряды. На начало ноября 1941 года регулярных войск в городе практически не было. Для непосредственной его защиты создали Рязанский добровольческий рабочий полк численностью около 2 тысяч человек, главной задачей которого был приказ: сдержать наступающего противника до подхода регулярных войск Красной Армии. В ноябре 1941 года многие населенные пункты Михайловского, Скопинского, Милославского, Захаровского районов области были заняты фашистами. Особенно упорные бои велись за города Скопин и Михайлов, которые сопротивлялись во много превосходящим силам врага. Фронт приближался к Пронскому, Кораблинскому, Старожиловскому и Рязанскому районам. Положениеoborona области и города было очень тяжелым. Разведывательные отряды врага появились на ближайших подступах к Рязани в ноябре 1941 года. Передовые части противника находились в 30 км от областного центра. И на защиту любимого города встали все жители Рязани. Было создано более 50 партизанских отрядов и народное ополчение. Казалось, еще усилие, и фашисты войдут в город. Но оставшееся расстояние враг преодолеть так и не смог: в начале декабря 1941 года войска Красной Армии перешли в контрнаступление. Осадное положение на территории Рязанской области сняли 2 января 1942 года, из зоны прифронтовых действий она стала прифронтовой полосой. Вплоть до начала 1944 года линия фронта проходила всего в нескольких сотнях километрах от границ нашего края. На протяжении 1941-1943 годов в Рязани и Рязанской области размещались фронтовые эвакуационные госпитали. Всего в городе действовало 24 госпиталя, под которые отвели почти все крупные здания, где можно было разместить по 200 и более раненых. Госпитали размещались даже в школах. Например, в школе № 4, где я училась. Об этом нам рассказывали преподаватели. Эвакуационные госпитали размещались во многих населенных пунктах области. За 1941 – 1945 годы рязанская госпитальная база приняла 336 санитарных поездов, 170 тысяч раненых. На территории Рязанской области шло формирование и пополнение воинских частей и соединений. Говоря о героических делах народа в годы войны, хочется рассказать о людях, работавших в тылу. В первые дни войны, преодолевая огромные трудности, русские женщины, старики, подростки и даже дети заменили своих мужей, отцов и братьев на заводах и в полях. Им приходилось выполнять непосильную работу. Тяжелой ношей легли на их плечи заботы трудового фронта. Несмотря на занятые фашистами районы вокруг областного центра, город жил и работал! Многие предприятия были эвакуированы за Урал, но в городе еще функционировали заводы и фабрики, которые выпускали одежду, продукты питания: «Все для фронта! Все для Победы!» Скромный, незаметный подвиг тружеников тыла – весомый вклад в дело разгрома фашистов. В 1941 году моему отцу Курчанову Владимиру Ильичу было 16 лет. Он учился в ФЗУ. А когда началась война, стал работать на Деревообрабатывющем заводе (ныне Государственный Приборный завод) в Рязани. В те годы завод выпускал rabota u stankaавиакабины, подвесные баки и оборудование наземного обслуживания для самолетов; собирались десантные планеры, бипланы У-2 – фронтовые «извозчики» и «почтальоны». Работать иногда приходилось сутками. Юные подростки трудились у станка, помогая фронту. Они голодали, получая скудные пайки, хотели спать, но не могли покинуть рабочее место. Фронту была необходима новая техника. Многие сверстники моего отца неустанно работали, приближая победу. Сооружая укрепления на подступах к городу, ежедневно работали по 15-20 тысяч рязанцев. Моя мама, тогда семнадцатилетняя девушка трудилась на строительстве дороги стратегического значения. Она была бригадиром. Работать было тяжело: зимой – голодно и холодно, а летом мучила изнуряющая жара. Война принесла народу огромные трудности и страдания. Резко ухудшилось питание населения. Мама рассказывала, что в голодные военные годы пекли лепешки из мерзлой картошки пополам с крапивой и лебедой. Голод и болезни стали постоянными явлениями. Но рязанцы стойко переносили все лишения и тяготы. А совсем молодые девчонки, как и сама бригадир – Ташнова Александра Семеновна, возили на тачках щебень, таскали тяжелые мешки с песком и цементом, думая только о победе. А в это время ее отец, Ташнов Семен Нестерович воевал на фронте. От него пришло всего два письма. И больше о нем ничего не известно. А после войны бабушка все ждала деда с фронта. Когда купили телевизор, она со слезами на глазах смотрела передачи и фильмы о войне в надежде, что увидит на экране родное лицо, или хотя бы услышит что-то о любимом. Она верила, что он жив и обязательно вернется, но так ничего о нем и не узнала. Свыше 300 тысяч рязанцев в годы лихолетья ушли на фронт. Сражались, не щадя жизни. 180 тысяч наших земляков не вернулись с фронта. 295 человек стали Героями Советского Союза и Российской Федерации. Многие из них погибли, совершая чудеса героизма. Их именами названы улицы города. Им поставлены памятники. Одной из причин Победы нашего народа в Великой Отечественной войне был массовый героизм ее участников – воинов, партизан и подпольщиков, тружеников тыла. Рязанцы не являлись исключением. В годы страшной опасности они жили единым желанием разгромить врага. Нельзя передать словами, какое огромное горе настигло всех в те далекие 40-е годы. Люди готовы были отдать все, даже жизнь, лишь бы закончилась эта проклятая война. И умирая, они верили в Победу. Я с большим уважением отношусь ко всем, кто пережил то страшное время. Нельзя забывать, что они вынесли. Спасибо им за мужество и стойкость. Спасибо за мир и свободу!

С Рязанским краем связаны имена многих, известных всему миру, деятелей науки и культуры. Уроженцами Рязанской земли являются 500 георгиевских кавалеров, 300 Героев Советского Союза и Героев России, 42 полных кавалера ордена Славы.
С Рязанью связаны имена Михаила Салтыкова-Щедрина, Александра Солженицына, гравера Ивана Пожалостина, филолога-слависта Измаила Срезневского.
В Рязанской области родились:
ЕСЕНИН Сергей Александрович (1895 — 1925)
Уроженец с. Константиново Рязанской губернии. Великий русский поэт, прославивший красоту русской природы и духовное величие русского народа.Одна из главных тем в его творчестве — тема Родины. «Как бы ни был красив Шираз, он не лучше рязанских раздолий» — утверждал Есенин, находясь вдали от родного края.
ПАВЛОВ Иван Петрович (1849-1936)
Уроженец г. Рязани. Великий русский ученый-физиолог, академик, создатель учения о высшей нервной деятельности, первый в России лауреат Нобелевской премии в области физиологии и медицины. Академик Петербургской АН (1907), АН СССР.
ЦИОЛКОВСКИЙ Константин Эдуардович (1857 — 1935)
Уроженец с. Ижевское Рязанской губернии. Выдающийся русский ученый и изобретатель, основоположник отечественной космонавтики. Теоретически исследовал проблемы авиации и космонавтики.
УТКИН Владимир Федорович (1923 — 2000)
Родился в поселке Пустобор Ерахтурского района Рязанской области. Генеральный конструктор ракетной и военно-космической техники, создал космический щит нашей страны — стратегические ракетные комплексы, станцию «Мир» и «Бураны».
СКОБЕЛЕВ Михаил Дмитриевич (1843 — 1882)
Полководец, военоначальник, генерал от инфантерии. Освободитель Болгарии от турецкого ига. Похоронен в родовом имении в с. Заборово Александро-Невского района Рязанской области.
АЛЕКСАНДРОВ Александр Васильевич (1883 — 1946)
Уроженец с.Плахино Захаровского района. Композитор и дирижер, автор музыки гимна России, Советского Союза и героико-патриотической песни «Священная война», основатель ансамбля песни и пляски.
АВЕРКИН Александр Петрович (1935 — 1995)
Уроженец д. Шафторка Сасовского района Рязанской области. Композитор, гармонист. Первой исполнительницей его песен стала Людмила Зыкина. Член Союза композиторов СССР Александр Аверкин удостоен званий заслуженного деятеля искусств России, заслуженного деятеля искусств Мордовии, лауреата всесоюзных и всероссийских конкурсов.

ПИРОГОВЫ Александр Степанович (1899 — 1964), Григорий Степанович (1885 — 1931), Алексей Степанович (1895 — 1978)
Знаменитые оперные певцы. После отъезда за границу T. И. Шаляпина Григорий Степанович считался лучшим оперным исполнителем. Имя братьев Григория и Александра Пироговых присвоено Рязанскому музыкальному училищу.
ГОЛОВНИН Василий Михайлович (1776 — 1831)
Уроженец с. Гулынки Пронского уезда Рязанской губернии. Российский мореплаватель. Занимает почетное место в истории русского военного флота и русской географической науки. Неоднократно совершал кругосветные плавания.
АГАПКИН Василий Иванович (1884 — 1964)
Родился в д. Шанчерово Михайловского уезда Рязанской губернии. Русский военный дирижёр и композитор. Наиболее известен как автор марша «Прощание славянки».

НОВИКОВ Анатолий Григорьевич (1896 — 1984)
Родился в г. Скопин, Рязанской области. Композитор, народный артист СССР, автор песен «Дороги», «Смуглянка» и других.
БИРЮЗОВ Сергей Семёнович (1904 — 1964)
Родился 21 августа 1904 в г.Скопин Рязанской области. Маршал Советского Союза.
ПОЛЕТАЕВ Федор Андрианович (1909 — 1945)
Уроженец с. Катино Рязанской губернии. Герой Советского Союза и Италии.
СЕМЕНОВ-ТЯН-ШАНСКИЙ Петр Петрович (1827 — 1914)
Уроженец с. Урусово Раненбургского уезда Рязанской губернии. Российский географ, путешественник, статистик, общественный деятель, почетный член Петербургской АН (1873).
ХУДЕКОВ Сергей Николаевич (1837 — 1928)
Родился в селе Ерлино Скопинского уезда Рязанской губернии. Публицист, общественный деятель, добился значительных успехов в сельском хозяйстве, создал два уникальных дендрария, являющихся образцами паркового искусства: в селе Ерлино Рязанской губернии (ныне Кораблинского района Рязанской области), и в Сочи.
ГАРИН Эраст Павлович (1902 — 1980)Родился в г. Рязани. Советский актер, режиссер театра и кино, сценарист. Народный артист СССР. Сыграл более 40 ролей в театре и кино, озвучил свыше 30 мультфильмов, работал режиссером и сценаристом в 10 картинах. Самые известные роли: король в фильме «Золушка», профессор Мальцев в фильме «Джентельмены удачи», король в фильме «Обыкновенное чудо».
МИЧУРИН Иван Владимирович (1855 — 1935)
Уроженец д. Долгое Пронского уезда Рязанской губернии. Великий русский селекционер, талантливый экспериментатор, почетный член АН СССР.
НОВИКОВ-ПРИБОЙ Алексей Силыч (1877 — 1944)
Родился в селе Матвеевское (ныне Сасовского района Рязанской области). Писатель-маринист. Самое значительное произведение Новикова-Прибоя — историческая эпопея «Цусима» (1932 — 1935). А.С. Новиков-Прибойявляется также автором повес­тей «Море зовет»,»Подводники», «Ералаш­ный рейс», «Женщина в море» , романов «Соленая купель» , «Капитан первого ранга» и др.
ПОЛОНСКИЙ Яков Петрович (1819 — 1898)
Уроженец г. Рязани. Русский поэт. Автор стихов известной песни «Мой костер в тумане светит».
МАЛАШКИН Леонид Дмитриевич (1842 — 1902) Родился в с. Мурмино. Российский композитор, дирижёр, пианист и исполнитель на фисгармонии.
Рязанские корни имеют былинные богатыри Илья Муромец и Добрыня Никитич, легендарный русский богатырь Евпатий Коловрат.
В селе Ласковое, в десяти километрах от Рязани родилась знаменитая Феврония, излечившая князя Петра от болезни. В 1547 г. Петр и Феврония были канонизированы Русской православной церковью, а день их смерти стали отмечать как День супружеской любви и семейного счастья.
НИКОЛАЙ ФЕДОРОВИЧ МАКАРОВ ( 1914 — 1988) Родился в с. Сасово. Создатель всемирно известного пистолета ПМ, авиационной пушки АМ-23 и других образцов вооружения. Уже более полувека пистолет Макарова является личным оружием армейский офицеров, офицеров, сотрудников органов МВД и других силовых структур нашей страны.
Имя, Гобято Леонида Николаевича (1875-1915) конструктора артиллерийского вооружения и одного из изобретателей миномета, также вписано в историю Рязанской земли. Родился в г. Таганроге, но в 1886 году семья его родителей переехала в г. Сапожок, затем в имение Морозовы Борки, Сапожковского у. Рязанской губ. Здесь прошли его детские годы, и позднее он часто гостил здесь у матери, и похоронен здесь. Участник Русско-Японской и I Мировой войн. В 1915 году Л.Н. Гобято был смертельно ранен в бою под г. Перемышлем.

About the author

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *