Книга вторая: Рай и ад. Свидетельства перенесших клиническую смерть. Рассказ 1. Пост 18. В аду.

В 2013 году на популярном форуме был задан вопрос: если вам довелось пережить клиническую смерть, что вы помните?

Ответов набралось около четырёх тысяч. Мы выбрали несколько самых интересных историй.

Содержание

1.У моего тренера по футболу прямо на поле случился инфаркт, и он 15 минут пробыл мёртвым.

Когда его спросили, что он помнит о смерти, он ответил, что помнит «полнейшее ничто». У него не было амнезии — просто, по его словам, он был в абсолютной пустоте.

Он сказал, что это был самый спокойный момент в его жизни. Наверное, смерть напоминает фильм «Начало» — когда ты сам выстраиваешь мир вокруг себя.

2.Когда мне было 8 лет, я катался на газонокосилке, и попал шнурком в мотор.

Я упал под газонокосилку, которая разорвала мне кожу, вырвав толстую и тонкую кишки, пробив правое лёгкое, сломав позвоночник в двух местах и уничтожив правую почку.

Я помню момент удара, дальше — темнота. Я ничего не видел, не мог ни шевелиться, ни говорить. Боли тоже не было.

Когда я пришёл в себя, я лежал на столе, а вокруг стояли незнакомые люди в белом. Рядом с ними стояла моя бабушка, которая умерла, когда мне было 3. Люди оживляли моё сердце с помощью маленьких электродов, а бабушка успокаивала меня и говорила, что всё будет хорошо.

Вдруг я очнулся — уже зашитый и подлатанный. Родители сказали, что я умер трижды. Первый раз — на 5 минут. Второй раз — на 12 с небольшим.

Но самым поразительным был третий раз. Моё сердце остановилось на 20 минут. Врачи думали, что мне конец, но родители велели им продолжать давать разряд.

Врачи сказали, что с вероятностью 98% у меня будут необратимые повреждения мозга. Сейчас мне 25, и я полностью здоров.

Пережившие клиническую смерть рассказывают, что видели свет в конце туннеля, прощались с родственниками, смотрели на свое тело со стороны и испытывали ощущение полета. Ученые не могут понять этого, ведь мозг практически в этом состоянии полностью прекращает свою работу вскоре после остановки сердца. Отсюда следует, что в состоянии клинической смерти человек в принципе ничего не может чувствовать или переживать. Но люди чувствуют. Собрали истории людей, переживших клиническую смерть. Имена изменены.

Роман

— Несколько лет назад мне поставили диагноз «гипертония» и положили в больницу. Лечение было мутным и состояло из уколов, систем и разнообразных анализов, вторую же половину дня делать было особо нечего. В четырехместной палате нас было двое, врачи говорят, что летом вообще обычно пациентов меньше. Я познакомился с коллегой по несчастью, и оказалось, что у нас с ним много общего: почти ровесники, оба любим ковырять электронику, я менеджер, а он снабженец — в общем поговорить было о чем.

Беда пришла внезапно. Как он мне потом рассказывал: «Ты говорил, потом замолчал, глаза стеклянные, сделал 3-4 шага и упал». Очнулся я через три дня в интенсивной терапии. Что я помню? Да ничего! Вообще ничего! Очнулся, очень удивившись: всюду трубки, пикает что-то. Мне сказали, что мне повезло, что всё было в больнице, сердце не билось три минуты примерно. Оправился я быстро — за месяц. Живу обычной жизнью, слежу за здоровьем. Но я не видел ни ангелов, ни туннеля, ни света. Вообще ничего. Мой личный вывод: вранье это всё. Умер — и ничего дальше нет.

Анна

— Моя клиническая смерть наступила во время беременности 8 января 1989 года. Около 22:00 у меня началось обильное кровотечение. Боли не было, только сильная слабость и озноб. Я поняла, что умираю.

В операционной ко мне подключили разные приборы, и анестезиолог начал вслух зачитывать их показания. Вскоре я начала задыхаться, и услышала слова врача: «Теряю контакт с пациенткой, не чувствую ее пульса, надо спасать ребенка». Голоса окружающих стали затихать, их лица расплывались, потом наступила темнота.

Я снова очутилась в операционной. Но теперь мне стало хорошо, легко. Врачи суетились вокруг тела, лежащего на столе. Приблизилась к нему. Это лежала я. Мое раздвоение меня потрясло. И даже могла парить в воздухе. Я подплыла к окну. На улице было темно, и вдруг меня охватила паника, я почувствовала, что непременно должна привлечь к себе внимание врачей. Я стала кричать, что я уже выздоровела и что со мной — с той — больше не надо ничего делать. Но они меня не видели и не слышали. От напряжения я устала и, поднявшись выше, зависла в воздухе.

Под потолком возник сияющий белый луч. Он опускался ко мне, не слепя и не обжигая. Я поняла, что луч зовет к себе, обещает освобождение от изоляции. Не раздумывая, направилась ему навстречу.
Я передвигалась вдоль луча, будто к вершине невидимой горы, чувствуя себя в полной безопасности. Достигнув вершины, увидела чудесную страну, гармонию ярких и в то же время почти прозрачных красок, сверкавших вокруг. Это невозможно описать словами. Я во все глаза смотрела по сторонам, и все, что находилось вокруг, наполняло меня таким восхищением, что я крикнула: «Боже, какая красота! Я должна написать все это». Меня охватило горячее желание возвратиться в мою прежнюю реальность и отобразить на картинах все, что здесь увидела.

Подумав об этом, я снова очутилась в операционной. Но на этот раз смотрела на нее как бы со стороны, словно на экран кинотеатра. И кино казалось черно-белым. Контраст с красочными пейзажами чудесной страны был разительным, и я решила снова перенестись туда. Чувство очарования и восхищения не проходило. А в голове то и дело возникал вопрос: «Так жива я или нет?» И еще я опасалась, что если зайду слишком далеко в этот неведомый мир, то возврата уже не будет. И в то же время очень не хотелось расставаться с таким чудом.

Мы приближались к огромному облаку розового тумана, мне захотелось оказаться внутри него. Но Дух остановил меня. «Не лети туда, это опасно!» — предостерег он. Мне вдруг стало тревожно, я почувствовала некую угрозу и решила вернуться в свое тело. И очутилась в длинном темном туннеле. Летела по нему одна, Пресветлого Духа рядом уже не было.

Я открыла глаза. Увидела врачей, комнату с кроватями. На одной из них лежала я. Около меня стояли четверо в белых одеждах. Приподняв голову, я спросила: «Где я? И где же та прекрасная страна?»

Врачи переглянулись, один улыбнулся и погладил меня по голове. Мне стало стыдно за свой вопрос, ведь они наверняка подумали, что у меня не все в порядке с головой.

Так я пережила клиническую смерть и пребывание вне собственного тела. Теперь я знаю, что те, кто прошел через подобное, не психически больные, а нормальные люди. Ничем не выделяясь на фоне остальных, они вернулись «оттуда», познав такие чувства и переживания, которые не укладываются в общепринятые понятия и представления. И еще я знаю, что во время того путешествия приобрела больше знаний, осмыслила и поняла больше, чем за всю мою предыдущую жизнь.

Артем

— Свое тело со стороны во время смерти не видел. И очень сожалею об этом.
Сначала был просто резкий преломляющий свет, через секунды он пропал. Невозможно было дышать, я паниковал. Я понял, что умер. Никакого умиротворения не было. Только паника. Потом необходимость дышать будто бы пропала, и эта паника начала проходить. После начались какие-то странные воспоминания о том, что вроде бы раньше было, но немного видоизмененные. Что-то вроде ощущения, что это было, но не совсем с тобой. Как будто я летел вниз по какому-то пространству и смотрел слайды. Всё это вызывало эффект дежавю.

В конце концов, снова вернулось ощущение невозможности дышать, горло чем-то сжимало. Потом стал ощущать, будто бы я расширяюсь. После уже открыл глаза, в рот было что-то вставлено, суетились реаниматологи. Сильно тошнило, болела голова. Ощущения от оживления были крайне неприятные. В состоянии клинической смерти был около 6 минут 14 секунд. Идиотом вроде бы не стал, никаких дополнительных способностей не открыл, а наоборот, временно утратил ходьбу и нормальное дыхание, а также способность кататься на бэме, потом всё это долго восстанавливал.

Вилли

Во время боев в Афганистане взвод Вилли Мельникова попал под минометный обстрел. Он один из тридцати остался жив, но был тяжело контужен. 25 минут находился без сознания, около восьми минут его сердце не работало. В каких мирах он побывал? Что почувствовал? Никаких ангелов и чертей Вилли Мельников не видел. Все было настолько фантастично, что сложно описать.

Вилли Мельников: «Я двигался в толще бездонно-бескрайней какой-то сути, материи, сравнимой с Солярисом Станислава Лема. И вот внутри этого Соляриса я передвигался, сохраняя себя как такового, но в то же время ощущал себя частью всего этого. И слышал какие-то языки, неслыханные мной до того. Не то чтобы они слышались, исходили оттуда – они именно жили там, и я имел возможность дышать ими».

Он продолжал путешествие и добрался до насыпи невообразимой высоты. За ней простиралось пространство неописуемой глубины. Был велик соблазн сорваться вниз, но Вилли удержался. Здесь он встретил странных существ, которые постоянно видоизменялись.

«Это был некий симбиоз растительной, животной, архитектурной и, может быть, какой-то еще полевой формы жизни. И благожелательство, и приветливость, такое доброе приглашательство, которое исходило от этих существ».

Как и многие другие люди, оказавшиеся в состоянии клинической смерти, Вилли Мельников не хотел возвращаться. Однако, вернувшись, 23-летний парень понял, что стал другим человеком.

Вилли Мельников сегодня говорит на 140 языках, в том числе исчезнувших. До того как пережил клиническую смерть, он знал семь. Полиглотом он стал не в одночасье. Признается, что всегда любил изучать иностранную речь. Но очень удивился, когда в первые послевоенные годы необъяснимым образом вспомнил пять мертвых языков.

«Удивительно, что ко мне “пришли” довольно экзотические языки коренных обитателей Филиппин и индейцев обеих Америк. Но остаются еще два, которые я до сих пор не идентифицировал. Я могу на них говорить, писать, думать, но что они такое и откуда, я не знаю до сих пор».

Московский комсомолец

Фото: Дуан Мичелс

3.Когда мне было 15 лет, мой дядя-шизофреник пырнул меня в живот кухонным ножом. Я пытался доползти до телефона и вызвать скорую, но вырубился на полпути.

Я помню ощущение, будто я покидаю тёмную комнату и выхожу на солнце. Паника прошла, и меня охватило чувство чистого покоя. Я парил над садом, в котором все растения источали свет, а надо мной была огромная бесформенная масса всех возможных цветов, в том числе таких, которых я никогда не видел и не смогу описать.

Эта масса казалась мне знакомой, будто я был частью её, она манила меня и наполняла чистым экстазом и пониманием. Потом человек, очень похожий на Сна из комиксов «Песочный человек» (которыми я тогда зачитывался), появился в саду и сказал, что я пока не могу вернуться домой, потому что время ещё не пришло.

Я начал рыдать, но при этом у меня было ощущение полного понимания, как будто я понимал, что надо вернуться, хоть и не хочется. Этот человек со слезами на глазах взял меня за руку и проводил обратно в моё тело, которое лежало в скорой помощи (брат нашёл меня и позвонил 911).

4.Когда моей тёте было 18 лет, она однажды потеряла сознание во время эпилептического приступа. Рядом никого не было.

Потом моя бабушка нашла её, и врачам удалось её откачать.

Тётя рассказывала, что была в очень светлом и спокойном коридоре. Она бесцельно ходила по нему, пока не нашла в конце массивную закрытую дверь.

Тётя изо всех сил пыталась открыть её: стучала, тянула, даже ногами била. Но ничего не вышло.

Когда она обернулась, то увидела, что коридор превратился в реанимацию. Она лежала на каталке, а врачи и медсёстры возвращали её к жизни. Она бросила дверь, развернулась и вошла в своё тело.

Она умерла в возрасте 42 лет. Нам нравится думать, что дверь наконец-то открылась ей.

Отец рассказывал, что произошло с ним во время операции на открытом сердце.

Врачам пришлось остановить его сердце на 20–30 минут, пока они вставляли туда механический клапан. В то время ему было 20 с лишним лет, и он делал много такого, чего сейчас стыдится.

Папа говорит, что после «смерти» оказался в очень тёмном месте. Он начал прогуливаться туда-сюда, и везде натыкался на жутких деформированных людей, которые на него орали. Он в ужасе забился в уголок и спрятался.

И вот эти монстры уже обступили его, как тут он увидел над собой покойную бабушку. Она протянула к нему руку и схватила его. В следующий миг он очнулся в больнице.

Отец уверен, что это был ад. Не знаю, так это или нет, но это убедило папу изменить свою жизнь. Он стал верующим и вернулся в семью.

6.Мой тесть был в больнице, и у него произошла остановка сердца. Он умер, но его реанимировали.

Потом он раз за разом упоминал операцию на сердце. Наконец моя жена говорит: «Пап, тебе не делали операцию на сердце».

А он отвечает: «Делали. Я помню, как моё сердце проткнули бриллиантовым скипетром, и оно заработало».

Не знаю, что он имел в виду. Через несколько дней он умер, так что уже не расскажет.

Справедливости ради, надо отметить, что большинство выживших помнят только пустоту или темноту, как в этой истории:

Год назад я повесился на собачьем поводке…

Всё, что я помню про «Великую Пустоту» (как я называют это на терапевтических встречах), — это ничто. Это трудно описать, но лучшее слово — вакуум. Там нет ни темноты, ни тебя, ничего.

Это такое полное отсутствие чего-либо, что его даже нельзя назвать пустотой, потому что пустота предполагает возможность наполнения. Даже осознать его существование трудно, потому что его и воспринять-то толком невозможно.

Для меня клиническая смерть — это было заглянуть в этот вакуум, но не войти в него. Во мне оставалось достаточно жизни, чтобы знать о нём, и недостаточно смерти, чтобы полностью в нём раствориться.

Мой любознательный сосед увидел меня через окно, разбил его и перерезал поводок. Я провисел 10 минут и 3 дня пролежал в отключке. С тех пор моя жизнь полностью изменилась, но меня до сих пор преследует страх Великой Пустоты — ведь однажды я всё же предстану перед ней и проиграю.

А чтобы не оставлять вас с тяжёлыми мыслями, напоследок приведёт самый удачный комментарий:

Все эти ответы про пустоту/отсутствие сознания заставили меня пересмотреть свою жизнь. Если после смерти ничего нет, и жизнь — наша единственный шанс чувствовать, узнавать и развиваться, то я хотел бы, чтобы она что-то значила. Я не хочу тратить время попусту. Я хочу сделать мир хоть чуточку лучше для других, прежде чем придёт мой срок.

А потом я врубился, что уже три часа втыкаю в форум.

А вы слышали о клинической смерти? Возможно, даже знаете кого-то, кто её пережил?

Фото: elhow.ru

Продолжение. Начало ищите на моем канале.

«…Я спрашивала Ангела: «тебе Господь сказал, где наши? Покажи мне наших!» А он говорит: «я не знаю, о чем ты говоришь. Здесь все наши. Здесь все дети Христовы. Все Божьи дети. Смотри». И я увидела Александра Меня. Да, друзья, православный священник. Я – евангельская христианка, пятидесятная. Я была уверена, что спасается только наша церковь. В то время я была уверена именно в этом. Но, когда я увидела Александра Меня, я его знала лично здесь, на Земле, я не могла ошибиться, я была очень поражена. Я увидела и других, с других деноминаций. Но, здесь не было деноминаций, здесь была Церковь Божья, здесь были дети Божьи…

Об аде. Мы переступили завесу мрака опять. В лицо ударил смрад, вой, скрежет зубов – это ужасно. Вой от боли, смрад горелого тухлого мяса, тухлых яиц, сероводорода. И все это если умножить многократно! Моя кожа натянулась сразу, и чуть не лопнула. В аду нет воды. Там даже пара нет, там едкий пар кислоты. Но не воды. Потому что Христос есть вода живая. Я схватилась за Ангела. Если на Небесах он меня держал, и я все время пыталась освободиться, то здесь я схватилась за него двумя руками. Я просто боялась, что он меня потеряет здесь.

И мы оказались в первом круге, где эти, голые. Они… их не мучают. Но пламя ада настолько близко. Оно их обжигает. И они видят открытые Небеса. Они видят то, что потеряли.

Ниже. Я увидела, как бы, аквариум, наполненный газом. И в нем плавали недоразвитые души, человеческие зародыши. Они кричали! Они так кричали, что мне стало жутко! «Не убивай меня, мама, не убивай! Я буду любить тебя! Я хочу жить! Разреши мне жить!» Они обращались к отцам: «спаси меня!»

Я спросила Ангела: «кто это? Почему они так кричат?» Ангел сказал: «это души, которые должны были прийти в мир, и совершить свое течение в мире. Но, родители-убийцы не пустили их родиться!» Это аборт. Поэтому они и выглядели такими недоразвитыми. Но тут я увидела, что, как бы, рука… Я не могу сказать, что я точно видела руку, но, как бы, рука в облаке коснулась, и одна душа поднялась, и исчезла. Потом другая. Я испугалась за них. Куда они исчезают? Что происходит? И почему они здесь? Ангел сказал: «здесь они содержатся для того, чтобы свидетельствовать против родителей-убийц». Я говорю: «но Бог не нуждается в свидетелях, Он Сам все знает». «Но, когда придут на Суд убийцы, чтобы они не сказали, что Господь лжец. Они сохраняются для этого». Я говорю: «а куда они исчезают? Что с ними дальше будет?» «А это, — говорит, — родители покаялись. Родители покаялись, и грех прощен». Она освобождается, эта детская душа. Господь ее взял туда. Я говорю: «и что с ней дальше будет?» «Это знает Бог» — сказал Ангел.

Когда мы произносили с ним «Господь» или «Бог» — слова, или «Иисус», ад начинал скрежетать, вопить, и рвался на нас. Бесы, демоны, при том, оказывается, они разные. От таких мелких бесенят (показывает рукой – сантиметров пять в высоту) до здоровенных. Они рвались, и они бы нас уничтожили, если бы Господь не ставил ограду. Они ударялись как о стекло, и отлетали. Мы были недосягаемы для них даже в аду. А почему они зверствуют? Им самим плохо в аду. Они там страдают. Они тоже хотят пить. Им тоже страшно это пламя. Поэтому они мучают души. Они стараются угодить…

Идем дальше (спускаются ниже). Я увидела свою бабушку. Я увидела свою бабушку, вы понимаете? Я только что видела своего отца, ее сына, на Небесах. Как головня, выхваченная из огня. И моя бабушка, у которой была целая стена икон. Она знала массу молитв. Но это были номинальные молитвы. Она их заученно произносила, отбивала поклоны, а потом… лгала. Поэтому два здоровенных демона вытаскивали ее язык… они раскаленными щипцами вытаскивают ее язык изо рта. И от этих щипцов язык горит медленно-медленно, больно-больно. И она выгорает вся изнутри. И, вот, когда кажется – лопнула, сейчас этот прах рассыплется и мука прекратится, на этот прах падает несгоревший кусочек языка из щипцов. И она опять восстанавливается. И опять сначала. Уже более тридцати лет она там. (Плачет).

Это – ложь. Ее на селе называли «черноротой». Ее язык ее же и погубил. И идолы не спасли ее…».

Продолжение следует. Эту и другие мои книги читайте на ЛитРес.

ТОВАРИЩ, не проходи мимо, подпишись на мой канал!

Мой второй канал на Дзене — «Книги Сергея Ковальчука».

Седьмым кругом ада стал шестой день комы. Утром я приготовил куриный бульон, мама сварила клюквенный морс т.к. все дни была высокая температура. Сел в такси и поехал, я ехал мимо мест где мы гуляли, мимо квартиры где познакомились 8 лет назад, ехал к жене со всей своей заботой. В отделении реанимации в час приема не было врача, а пускали только с его разрешения. Я сидел на диванчик возле дежурной медсестры а из какой-то палаты доносились звуки песни «Вера и любовь» в исполнении Зайцевой. Пришел доктор, молодой парень лет 27, раньше его не видел. Он разрешил зайти в палату. Наша встреча длилась около 30 минут, за которые я успел рассказать жене сколько людей переживают, как дочка, кто звонил и что говорил. Я не знал слышит ли она находясь под ИВЛ, но просто рассказывал ей все. Это была наша последняя встреча. В это время моя мама и сестра которая прилетела из Германии были с дочкой в торговом центре, я попрощался и поехал к ним. Через час мне начал звонить неизвестный номер, и пытались кого-то найти. Как оказалось искали меня но в регистратуре не правильно записали. Звонил тот молодой доктор, который и сообщил — скончалась… Ей было ровно 27 лет и 6 месяцев. Во время звонка я отошёл и был один, и во мне была буря эмоций, все слезы мира собрались в один момент но их нельзя было показать сейчас. Я оповестил сестру жены и ее лучшую подругу и направился искать маму, сестру и дочь. Просто подойдя к ним они все поняли… Наверное мое лицо говорило за меня, но мама и сестра держались молодцом. Дочь видела всю реакцию, но она намного проницательнее нас, взрослых, она ждала меня. Я их покинул и вернулся в больницу, в палате ее уже не было… Мне отдали все вещи что мы купили и сказали приезжать на следующий день оформлять документы. Я поехал домой к родителям. Я ехал и думал не как сказать, а какая будет реакция. Дочь уже понимала что значить когда умирает собака или кошка, мы всегда говорили что они попадают на радугу. Но это не мама. Приехав домой, мы поднялись с ней мою комнату. Комнату в которой я вырос и жил до своей самостоятельной жизни. Дочь все чувствовала, и она ждала только подтверждения своих догадок. Я ей сказал что врачи старались, они все сделали но мама хотела быть к нам ближе, мама ушла на радугу… Боже мой, это самые тяжёлые слова в моей жизни. Самый первый и сложный момент. Сказать что мамы больше не будет. Мы теперь только вдвоём. Я не помню весь оставшийся день, он был словно в тумане, но вечер был ещё страшнее. Важно сказать что я работаю с сайтами, сервисами и моя дочь с 3 лет имеет свой компьютер со своими каналами которые ей интересны на Ютубе. Я неплохо разбираюсь в психологии, но к такому меня жизнь не готовила. Дочь пришла ко мне вечером поговорить и сказала что она не хочет больше жить, она хочет тоже к маме на радугу. Сказать что у меня внутри все опять оборвалось это не сказать ничто. В своем потерянном состоянии я что-то ей говорил, про себя, про нас, про жизнь. Не помню. Это был новый круг этого ада который я должен был ещё пройти, но… Через полчаса ситуация изменилась, я благодарен и ютюбу, и различным каналам которые не портят а учат жизни детей… Она пришла и сказала — Папа мне завтра нужно поговорить с детским психологом, хорошо? Я конечно сказал хорошо, тем более что у меня очень хорошая подруга, мать тройняшек, именно детский психолог. И мы договорились с ней о встрече. Я ей благодарен, я ей безумно благодарен за встречу и ее разговор, хотя для нее это был очень сложный разговор, зная меня много лет и разговаривая с моим ребенком она с трудом держала слезы. После разговора дочь сказала что ей стало многое понятно, она получила ответы, а точнее только один ответ который она ждала. Как сейчас ее мама.. где она и хорошо ли ей…

About the author

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *