Дети

Родителям от любящих детей.

Детство-это цветущий луг, залитый солнцем, по которому бежишь без оглядки к далекому горизонту. И как важно, чтобы рядом с тобой был любящий, опытный поводырь.

Чтобы изменить людей, их надо любить. Влияние на них пропорционально любви к ним. /И. Песталоцци/

Поверь мне, счастье только там, где любят нас, где верят нам. /М.Лермонтов/

Ребенок жаждет нежности, ласки, тепла, одобрения, заботы и просто улыбки.

Ты улыбкой как солнышко брызни,

Выходя по утру из ворот.

Понимаешь, у каждого в жизни

Предостаточно будет забот.

Разве любы нам хмурые лица

Или чья-то сердитая речь?

Ты улыбкой сумей поделиться

И ответную искру зажечь!

Важно не количество времени, проведенное с ребенком, а качество общения.

Зажигают фонари за окном.

Сядь со мной, поговори перед сном.

Целый вечер ты со мной не была,

У тебя все дела, да дела.

У тебя я не стою над душой,

Я все жду, все молчу как большой…

Сядь со мной, поговорим

Перед сном,

Поглядим на фонари за окном. /Перед сном. А.Барто/

С детьми нужно разговаривать, их нужно выслушивать, а их самовыражение поощрять.

Нет, уйду я насовсем! Пруд заглохший я найду,

То я папе надоем: В чаще спрятанный,

Пристаю с вопросами, Разговоры заведу

То я кашу недоем, С лягушатами.

То не спорь со взрослыми! Буду слушать птичий свист

Буду жить один в лесу, Утром, в перелеске,

Землянику припасу. Только я же – футболист,

Хорошо жить в шалаше, А играть-то не с кем.

И домой не хочется, Хорошо жить в шалаше,

Мне, как папе, по душе Только плохо на душе.

Одиночество! (Одиночество. А. Барто)

. Наказывая ребенка, не лишайте его любви.

Как это сделать? Когда вы выбираете наказание, успейте взвесить его вред и пользу для своего ребенка. В этом вам помогут несколько простых советов.

  1. Наказание не должно вредить здоровью ни физическому, ни психическому. Более того, наказание должно быть полезным. Наказать – это, скорее, лишить ребенка хорошего, чем делать ему плохое.
  2. Если есть сомнение наказывать или нет, не наказывайте, даже если уже поняли про себя, что обычно слишком мягки и доверчивы. Никакой «профилактики», никаких наказаний «на всякий случай»!
  3. За один раз – одно. Даже если проступков совершено сразу необозримое множество, наказание – только одно, за все сразу, а не поодиночке за каждый поступок. «Салат» из наказаний – блюдо не для детской души.
  4. Срок давности: лучше не наказывать, чем наказывать запоздало, например, за проступки, обнаруженные спустя неделю, месяц, а то и год – это чревато риском задержки психического развития.
  5. Наказан – прощен. Инцидент исчерпан. Страница перевернута, как ни в чем, ни бывало. О старых грехах ни слова. Не мешайте начинать жить сначала!
  6. Без унижения. Что бы ни было, какой бы ни была вина ребенка, наказание не должно восприниматься ребенком как торжество нашей силы над его слабостью, как унижение его чувства собственного достоинства.
  7. Ребенок не должен бояться наказания. Не наказания он должен бояться, не гнева нашего, а нашего огорчения.
  8. Роли «карающего» и «милующего» не должны жестко закрепляться за членами семьи, так как это может приводить к тому, что «милующий» начинает самоутверждаться за счет «карающего», что вносит смятение в восприятие ребенком семейной иерархии.
  9. Наказание – не за счет лишения любви. Чтобы не случилось, не лишайте ребенка необходимой заботы и похвалы. Наказание не должно посеять сомнение в родительской любви, а наоборот, усилить переживания ребенка, его любовь к родителям и ощущение того, как его сильно любят.

Помните, что любить своих детей очень легко, но в тоже время и очень ответственно.

215 (206). 1) Мама, разреши мне сегодня пойти на выставку игровых автоматов. Разреши мне, мама, пойти сегодня на выставку игровых автоматов. Разреши мне сегодня пойти на выставку игровых автоматов, мама! 2) Ребята, не забудьте подготовиться к олимпиаде по русскому языку. Не забудьте, ребята, подготовиться к олимпиаде по русскому языку. Не забудьте подготовиться к олимпиаде по русскому языку, ребята!
216(207). 1) Сережа, что ты делаешь? 2) Маша! У меня для тебя новость! 3) Знаешь, мама, я сегодня не доделал уроки. 4) Будь здорова, мама!
217 (н).
Уж как я ль мою коровушку люблю. Уж как я ль мою коровушку люблю! Уж как я ль то ей крапивушки нажну. Сытна пойла я коровушке налью: Кушай вволюшку, коровушка моя; Чтоб сыта была коровушка моя, Ешь ты досыта, бурёну щ кармоя! Чтобы сливочек бурёнушка дала.
218 (н). Устно. 219 (н). Устно.
220 (212). Светлана, вы уже закончили работу? Светлана Александровна, не могли бы вы выйти на работу в воскресенье? Светочка, ужин уже готов? Мама, можно мне пойти в кино?
221 (н). Посылаю тебе, дружище, книгу «Живое слово», в ней собраны лучшие образцы русского языка… обр
Пока, до свидания! Обнимаю тебя, детишка моя!
Письмо
222 (214). Обращения: дорогой Павлик, Павлик. В письме рассказывается о северном сиянии — очень интересном явлении природы.
223 (н). Устно.
223(c). 1) Прошло жаркое лето, (и) наступила осень. 2) Стояли ясные дни, птицы готовились к отлету. 3) С утра был туман,(н5)к завтраку погода разгулялась. 4) Приближался конец сентября, (а)холода еще не наступали. 5) Начался ливень, и мы побежали к сторожке. 6) Гроза окончилась квечеру.
.
224 (н). Устно.
224 (с). 1) Q, и ЕД. 2)ЕЗ, иЕЗ . 3)В аЕЗ .
1) Наступила поздняя осень, и птицы улетели. 2) Море бушует, и волны бьются о берег. 3) В облаках уже не звенят жаворонки, а над пашнями не летают грачи. 4) Солнце поднялось, но воздух не прогрелся. 5) С утра реку затянуло туманом, но к обеду туман рассеялся.
225 (215). Дорогой Слава!
Как твоя жизнь? Что интересного происходит? Я хочу рассказать тебе о том, как ходил вчера в кукольный театр Образцова. Билет мне достался случайно. Я гулял во дворе, и мне его предложила бабушка моего друга, у них оказался лишний. Я одевался и думал, что зря взял этот билет. Мне казалось, что кукольный театр — забава для малышей. И вот мы подходим к театру и видим, как на его стене начинают открываться маленькие окошечки. Из окошек вылезают смешные игрушечные звери и птицы и из-

Время новой поэтической коллекции: сегодня в ней собраны стихи о детях и тех невероятных изменениях, которые переживает человек, становясь родителем. Кажется, все самое теплое, нежное, душевное и трогательное вкладывают поэты в строки, которые посвящают своим детям и внукам, мечтам о них, наблюдениям за их ежедневными открытиями и достижениями.

Давайте почитаем о детстве и родительстве в строках мастеров слова разных лет и эпох. Все, кому это близко и актуально, — ловите и наслаждайтесь!

***

Самая лучшая девочка на Земле
Ляжет, щекой прижившись к моей груди:
— Знаешь, мне скоро будет четыре лет.
Я стану большой. Но ты ко мне приходи

Рассказывать сказки, мамочка. Хорошо?

— Конечно, родная, лучше не может быть.
— А дождь собирался, но так к нам и не дошел
Он заблудился где-нибудь, может быть?

Мы смотрим, какая в небе висит луна —
Как тыква, в которой Золушка едет в свет.
А дочь говорит: «Русалкам нужна волна,
Мне — только сестра, собака и сто конфет…»,

Зевает и просит выдумать телепорт —
Взять в гости к бабушке розовую кровать,
И добавляет: «Сделай мне завтра торт
И не забудь всегда меня целовать!»

Тянется к звездам желтый фонарь-жираф,
Ветер играет с фантиком на столе,
И засыпает, нежно меня обняв,
Самая лучшая девочка на Земле.

(Наталья Ненашева)

***

Пишите для себя – как пишут дети,
Как дети для себя рисуют звуки,
Не думая о том, что есть на свете
Хрестоматийно творческие муки.
Пишите для себя – как бред любови,
Как поцелуи пишут и объятья,
Не думая о том, что наготове
Станок печатный должен быть в кровати,
Читающий народ и славы трубы,
И, уж конечно, пресса мировая…
Пишите для себя – как пишут губы,
Самозабвенно строки повторяя.
Пишите для себя – как пишут втайне,
Где не растут ничьи глаза и уши.
Пишите для себя – как пишут крайне
Ранимые и трепетные души.
Пишите для себя – как строки эти,
В которых ни малейшего подлога.
Пишите для себя – как пишут дети,
Как пишут эти почтальоны Бога.

(Юнна Мориц)

***

Дочь надевает колготы.
Пятнадцать минут.
Пятнадцать минут, а коленки опять не совпали…
Испорчено утро субботы —
Колготы ей жмут,
А нас уже ждут где-то там, куда мы опоздали.
То пятка тугая,
То след от колена не там,
То глупый узор не с того начинается края.
А я наблюдаю,
Я молча считаю до ста,
И где-то внутри (раз-два-три), все равно, закипаю.

Я чайник, увы, в воспитании хороших детей,
Я — чайник, и пар из ушей лишь тому подтверждение.
Я снова бурчу, мол, давай-ка уже поскорей,
И что-то ворчу про безрукое е-поколение.

А дочь надевает колготы.
Похоже, без слез
Не выйдет пройти этот квест и добраться до куртки.
Мой дзен истощен и измотан,
Витает вопрос,
Пойдем ли вообще мы куда-то в ближайшие сутки.

И я, в сто пятнадцатый раз досчитав до двухсот,
Срываюсь с высоких стандартов чужих педагогик
(Пар бьет мне в висок, и все громче проклятый свисток),
Я злобно пихаю замерзшие детские ноги
В желудок удаву колгот,
Я спешу и кричу,
Спешу и кричу — и мне вдруг так морозно и гадко,
Что левой рукой, поправляя колени и пятки,
Я правой рукой закрываю, буквально, свой рот
(Мутит тишина, как во время паршивой посадки).

А дочь обнимает, щекой прижимаясь плечу,
— Спасибо, что ты помогла. А то я отчего-то
Никак не могла… Я, наверное, все еще деть.
Давай, мы простим непослушные эти колготы,
И быстро пойдем. И побольше успеем успеть.
— Успеем, мой свет. Не волнуйся, вся жизнь впереди,
Раз в десять минут прибывает трамвай к остановке.

Стоим у двери. Я тихонько шепчу себе «Жди».
И жду. И молчу. Дочь вовсю надевает кроссовки.

(Наталия Ненашева)

***

Ребёнка милого рожденье
Приветствует мой запоздалый стих.
‎Да будет с ним благословенье
Всех ангелов небесных и земных!
Да будет он отца достоин,
Как мать его, прекрасен и любим;
Да будет дух его спокоен
И в правде твёрд, как божий херувим.
Пускай не знает он до срока
Ни мук любви, ни славы жадных дум;
Пускай глядит он без упрёка
На ложный блеск и ложный мира шум;
Пускай не ищет он причины
Чужим страстям и радостям своим,
И выйдет он из светской тины
Душою бел и сердцем невредим!

(Михаил Лермонтов)

***

Катька, Катышок, Катюха —
тоненькие пальчики.
Слушай,
человек-два-уха,
излиянья
папины.
Я хочу,
чтобы тебе
не казалось тайной,
почему отец
теперь
стал сентиментальным.
Чтобы все ты поняла —
не сейчас, так позже.
У тебя
свои дела
и свои заботы.
Занята ты долгий день
сном,
едою,
санками.
Там у вас,
в стране детей,
происходит всякое.
Там у вас,
в стране детей —
мощной и внушительной,-
много всяческих затей,
много разных жителей.
Есть такие —
отойди
и постой в сторонке.
Есть у вас
свои вожди
и свои пророки.
Есть —
совсем как у больших —
ябеды и нытики…
Парк
бесчисленных машин
выстроен по нитке.
Происходят там и тут
обсужденья грозные:
«Что
на третье
дадут:
компот
или мороженое?»
«Что нарисовал сосед?»
«Елку где поставят?..»
Хорошо, что вам газет —
взрослых —
не читают!..
Смотрите,
остановясь,
на крутую радугу…
Хорошо,
что не для вас
нервный голос радио!
Ожиданье новостей
страшных
и громадных…
Там у вас, в стране детей,
жизнь идет нормально.
Там —
ни слова про войну.
Там о ней —
ни слуха…

Я хочу
в твою страну,
человек-два-уха!

(Роберт Рождественский)

***

Она всех книг моих сильней
и людям, стало быть, нужней
моих стихов, моих поэм,
ещё не читана никем.

Пусть знаю только я одна,
как трудно пишется она,
и сколько вложено в неё.
Но в ней —
бессмертие моё.

У этой книжки сто дорог,
и километры светлых строк,
и человечные слова,
и бесконечные права!

Я эту книжку не пишу —
я на руках ее ношу,
над ней пою,
над ней молчу,
её молчать и петь учу.

Но не молчит она — поёт!
И мне работать не даёт.
Она болит — опять терпи.
Она зовёт — опять не спи!

Опять не спать до петухов!
Опять — увы! — не до стихов:
всю ночь кричит сынишка —
моя живая книжка.

(Маргарита Агашина)

***

Дети — это взгляды глазок боязливых,
Ножек шаловливых по паркету стук,
Дети — это солнце в пасмурных мотивах,
Целый мир гипотез радостных наук.

Вечный беспорядок в золоте колечек,
Ласковых словечек шепот в полусне,
Мирные картинки птичек и овечек,
Что в уютной детской дремлют на стене.

Дети — это вечер, вечер на диване,
Сквозь окно, в тумане, блестки фонарей,
Мерный голос сказки о царе Салтане,
О русалках-сестрах сказочных морей.

Дети — это отдых, миг покоя краткий,
Богу у кроватки трепетный обет,
Дети — это мира нежные загадки,
И в самих загадках кроется ответ!

(Марина Цветаева)

***

Скажи мне, детство,
Разве не вчера
Гуляла я в пальтишке до колена?
А нынче дети нашего двора
Меня зовут с почтеньем «мама Лены».

И я иду, храня серьезный вид,
С внушительною папкою под мышкой,
А детство рядом быстро семенит,
Похрустывая крепкой кочерыжкой.

(Юлия Друнина)

***

Тот клятый год уж много длился лет,
я иногда сползал с больничной койки.
Сгребал свои обломки и осколки
и свой реконструировал скелет.

И крал себя у чутких медсестер,
ноздрями чуя острый запах воли,
Я убегал к двухлетней внучке Оле
туда, на жизнью пахнущий простор.

Мы с Олей отправлялись в детский парк,
садились на любимые качели,
Глушили сок, мороженое ели,
глазели на гуляющих собак.

Аттракционов было пруд пруди,
но день сгорал, и солнце остывало,
И Оля уставала, отставала
и тихо ныла, деда погоди.

Оставив день воскресный позади,
я возвращался в стен больничных гости,
Но и в палате слышал Олин голос:
«Дай руку деда, деда, погоди…»

И я годил, годил, сколь было сил,
а на соседних койках не годили,
Хирели, сохли, чахли, уходили,
никто их погодить не попросил.

Когда я чую жжение в груди,
я вижу, как с другого края поля
Ко мне несется маленькая Оля
с истошным криком: «Деда-а-а, погоди-и…»

И я гожу, я все еще гожу,
и, кажется, стерплю любую муку,
Пока ту крохотную руку
в своей измученной руке еще держу.

(Леонид Филатов)

***

Сила страстей – приходящее дело.
Силе другой потихоньку учись.
Есть у людей приключения тела.
Есть приключения мыслей и чувств.
Тело само приключений искало,
А измочалилось вместе с душой.
Лишь не хватало, чтоб смерть
приласкала,
Но показалось бы тоже чужой.

Всё же меня пожалела природа,
Или как хочешь её назови.
Установилась во мне, как погода,
Ясная, тихая сила любви.
Раньше казалось мне сила огромной,
Громко стучащей в большой барабан…
Стала тобой. В нашей комнате тёмной
Палец строжайше прижала к губам.

Младшенький наш неразборчиво гулит,
И разбудить его – это табу.
Старшенький каждый наш скрип караулит,
Новеньким зубом терзая губу.
Мне целоваться приказано тихо.
Плачь целоваться совсем не даёт.
Детских игрушек неразбериха
Стройный порядок вокруг создаёт.

И подчиняюсь такому порядку,
Где, словно тоненький лучик, светла
Мне подшивающая подкладку
Быстрая, бережная игла.
В дом я ввалился ещё не отпутав
В кожу вонзившиеся глубоко
Нитки всех злобных дневных лилипутов,-
Ты их распутываешь легко.

Так ли сильна вся глобальная злоба,
Вооружённая до зубов,
Как мы с тобой, безоружные оба,
И безоружная наша любовь?
Спит на гвозде моя мокрая кепка.
Спят на пороге тряпичные львы.
В доме всё крепко, и в жизни всё
крепко,
Если лишь дети мешают любви.

Я бы хотел, чтобы высшим начальством
Были бы дети – начало начал.
Боже, как был Маяковский несчастен
Тем, что он сына в руках не держал!
В дни затянувшейся эпопеи,
Может быть, счастьем я бомбы дразню?
Как мне счастливым прожить, не глупея,
Не превратившимся в размазню?

Тёмные силы орут и грохочут –
Хочется им человечьих костей.
Ясная, тихая сила не хочет,
Чтобы напрасно будили детей.
Ангелом атомного столетья
Танки и бомбы останови
И объясни им, что спят наши дети,
Ясная, тихая сила любви.

(Евгений Евтушенко)

***

Зачем,
Когда придёт пора,
Мы гоним детство со двора?
Зачем стараемся скорей
Перешагнуть ступени дней?
Спешим расти.
И годы все
Мы пробегаем,
Как во сне.
Остановись на миг!
Смотри,
Забыли мы поднять
С земли
Мечты об алых парусах,
О сказках,
Ждущих нас впотьмах.
Я по ступенькам,
Как по дням,
Сбегу к потерянным годам.
Я детство на руки возьму
И жизнь свою верну ему.

(Ника Турбина)

***

Дробишься, словно в капле луч.
Как кончики волос секутся –
Становишься колючей, куцей,
Собой щетинишься, как бутсой,
Зазубренной бородкой – ключ.

И расслоишься, как ногтей
Края; истаешь, обесценясь.
Когда совсем теряешь цельность –
Безумно хочется детей.

Чтоб вынес акушер рябой
Грудного Маленького Принца, –
Чтоб в нём опять соединиться
Со всей бесчисленной собой.

Чтоб тут же сделаться такой,
Какой мечталось – без синекдох,
Единой, а не в разных нектах;
Замкнуться; обрести покой.

Свыкаешься в какой-то миг
С печальной мудростью о том, как
Мы продолжаемся в потомках,
Когда подохнем в нас самих.

(Вера Полозкова)

Возможно, вам будет интересна подборка полезных книг для родителей и коллекция проникновенных стихов о любви.

About the author

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *