Уильям Шекспир Сонет 116

Сонет 116

———- Оригинальный текст и его перевод ———- Let me not to the marriage of true minds Admit impediments; love is not love Which alters when it alteration finds, Or bends with the remover to remove. О no, it is an ever-fixed mark That looks on tempests and is never shaken; It is the star to every wand’ring bark, Whose worth’s unknown, although his heighth be taken. Love’s not Time’s fool, though rosy lips and cheeks Within his bending sickle’s compass come; Love alters not with his brief hours and weeks, But bears it out even to the edge of doom. If this be error and upon me proved, I never writ, nor no man ever loved. Не дайте мне для союза верных душ допустить препятствия {*}; та любовь не любовь, которая меняется, находя изменения, или сбивается с пути, подчиняясь обстоятельствам. О нет, это установленная навечно веха, которая взирает на бури, всегда неколебима; для всякой блуждающей ладьи это звезда, чье значение неизвестно, хотя бы ее высота была измерена. Любовь — не шут Времени, хотя цветущие губы и щеки подпадают под взмах его кривого серпа; любовь не меняется с быстротекущими часами и неделями, но остается _неизменной_ до рокового конца. Если я заблуждаюсь, и мне это докажут, _то, значит_, я никогда не писал и ни один человек никогда не любил. {* Всю начальную фразу сонета можно понять двояко: «Да не признаю я, что возможны препятствия для союза верных душ» или «Пусть я не буду препятствием для союза верных душ».} ———- Перевод Игоря Фрадкина ———- Пускай ликуют верные сердца, Не допущу, чтоб Зло Любовь ломало: У той Любви не должно быть конца, Что рождена для вечного начала! Любовь — маяк, Любовь — звезда, она Блуждающим судам путь указует, И, неизменно высших тайн полна, Непостижимо две судьбы связует. Ей быть у Времени в шутах не след, Хотя Смерть начеку, жизнь быстротечна, Хотя поблекших щек не ярок цвет — До дней конца Любовь верна и вечна! Но если это град фальшивых слов, То нет любви и нет моих стихов. ———- Перевод Владимира Микушевича ———- Пускай два духа верных вступят в брак, Любовь любовью не была бы, нет, Меняясь, как меняться может знак Среди других изменчивых примет. Но если я сказал, что я люблю, За годом год любовь — одна и та же Звезда, сияющая кораблю, Непостижимо верная на страже. Любовью Время пробует играть, Тускнеет с каждым часом цвет ланит; Серп Времени готов нас покарать, А любящий любовь свою хранит. А если все, что написал я, бред, То никакой любви на свете нет. ———- Перевод М. Чайковского ———- Не допускаю я преград слиянью Двух верных душ! Любовь не есть любовь, Когда она при каждом колебанье То исчезает, то приходит вновь. О нет! Она незыблемый маяк, Навстречу бурь глядящий горделиво, Она звезда, и моряку сквозь мрак Блестит с высот, суля приют счастливый. У времени нет власти над любовью; Хотя оно мертвит красу лица, Не в силах привести любовь к безмолвью. Любви живой нет смертного конца… А если есть, тогда я не поэт, И в мире ни любви, ни счастья — нет! ———- Перевод Н. В. Гербеля ———- К слиянью честных душ не стану больше вновь Я воздвигать преград! Любовь — уж не любовь, Когда меняет цвет в малейшем измененье И отлетает прочь при первом охлажденье. Любовь есть крепкий столп, высокий, как мечта, Глядящий гордо вдаль на бури и на горе; Она — звезда в пути для всех плывущих в море; Измерена же в ней одна лишь высота. Любовь верна, хотя уста ее бледнеют, Когда она парит под времени косой; Любовь в теченье лет не меркнет, не тускнеет И часто до доски ведет нас гробовой. Когда ж мои уста неправдой погрешили, То значит — я не пел, а люди не любили! ———- Перевод С.И. Турухтанова ———- Не может быть союзу душ препятствий. Одно прощу: любовью не зови То чувство, что способно изменяться, Когда твой друг устанет от любви. Любовь — как навигационный знак, Недвижна под порывом урагана, Ее квадрантом ищет каждый барк, Она ярка, но суть ее туманна. При Времени дворе Любовь не шут. Там серп с косой срезают все живое, И лишь ее столетья не сотрут — По Судный день остаться суждено ей. А если я не прав и нет мне веры, Тогда и все мои стихи — химеры. ———- Перевод Р. Бадыгова ———- Я не хочу мешать слиянью в плен Сердец влюбленных, но к чему любовь, Которая при виде перемен Сама меняет облик вновь и вновь? О нет! Любовь — надежнейший маяк, В невзгодах путеводная звезда, С которой курс сверяя свой, моряк Найдет дорогу верную всегда. Любовь — не шут у Времени в руках: Пусть урожай обильный зреет ей, Но неизменной в любящих сердцах Она пребудет до скончанья дней. И все ж, коль я ошибку совершил, Зачем любил и не жалел чернил? ———- Перевод Роберт Винонен ———- Не думаю, что истинной любви преградой будут эти передряги. Ведь тем, кто ей вручил сердца свои, в любом бою не занимать отваги. Для них любовь сияет, как звезда для кораблей, измотанных стихией. Она укажет путь, но никогда не посвятит нас в тайны неземные. Ей не к лицу кривляния шута У трона Времени: векам на зависть, она дойдет до Страшного суда, не изменяя и не изменяясь. А если это ложь, — я не поэт и правды в мире не было и нет. ———- Перевод Инна Астерман ———- Да не стерплю помех соединенью Двух верных душ! То не любовь, чью суть Малейшее меняет измененье, Вмешательство способно пошатнуть. О, нет! Любовь есть наша высота, Незыблема и всем ветрам открыта; Над кораблем блуждающим звезда — Неясный знак с известною орбитой. Сквозь время, чуждая его шутам, Хоть юный блеск в руках его всецело, Любовь, не старясь вопреки годам, Несет свой жребий до его предела. Коль все не так, и сам я в этом лгал, То я любви не пел, а мир не знал. ———- Перевод В. Орла ———- Сердцам, соединяющимся вновь, Я не помеха. Никогда измене Любовь не изменить на нелюбовь И не заставить преклонить колени. (Любовь — маяк, которому суда Доверятся и в шторме, и в тумане. Любовь — непостоянная звезда, Сулящая надежду в океане. Любовь нейдет ко Времени в шуты, Его удары сносит терпеливо И до конца, без страха пустоты, Цепляется за краешек обрыва. А если мне поверить ты не смог, То, значит, нет любви и этих строк. ———- Перевод Д. Кузьмина ———- Ничто не воспрепятствует извне Влеченью душ. Любовь — не есть любовь, Коль может изменить, сойти на нет Под действием превратности любой. Любовь — как веха вечная дана, Которой нипочем девятый вал; Звезда морей, чья высота ясна, Но чье значенье ведомо едва ль. Не подобает ей удел шута У Времени; что ей — краса лица! Любовь не изменяет никогда И все превозмогает — до конца! Когда не так, и чувства лгут мои, — Я не писал. А мир — не знал любви. ———- Перевод Д. Кузьмина ———- Для чистых душ не может быть преград К слиянию. Лишь та любовь — Любовь, Которой ни разлука, ни разлад, Ни перемены не остудят кровь. Любовь — маяк, его надежней нет, Ему не страшен самый лютый шквал; Любовь — звезда, ее неясен свет, Но без него не встанешь за штурвал. Бессильно даже время перед ней, Срезающее розы с губ и щек, — С теченьем дней она еще верней, Не для нее пробьет последний срок! Когда ж моя любовь не такова, То нет любви, и вздор — мои слова. ———- Перевод В. Чухно ———- Препоной быть двум любящим сердцам Ничто не может: нет любви прощенья, Когда она покорна всем ветрам Иль отступает перед наступленьем. О нет! Любовь — незыблемый маяк, Его не сотрясают ураганы; Любовь — звезда, что светит нам сквозь мрак И указует путь чрез океаны. Нет, не подвластна Времени она — Оно косу свою проносит мимо; Недель и дней ей смена не страшна — Она в веках стоит неколебимо. А если не верны слова мои — То в мире нет и не было любви. ———- Перевод С. Ильина ———- Ничто не может помешать слиянью Двух сродных душ. Любовь не есть любовь, Коль поддается чуждому влиянью, Коль от разлуки остывает кровь. Всей жизни цель, любовь повсюду с нами, Ее не сломят бури никогда, Она но тьме, над утлыми судами Горит, как путеводная звезда. Бегут года, а с ними исчезает И свежесть сил, и красота лица; Одна любовь крушенья избегает, Не изменяя людям до конца. Коль мой пример того не подтверждает, То на земле никто любви не знает. ———- Перевод М. Чайковского ———- Не допускаю я преград слиянью Двух верных душ! Любовь не есть любовь Когда она при каждом колебанье То исчезает, то приходит вновь. О нет! Она незыблемый маяк, Навстречу бурь глядящий горделиво, Она звезда и моряку сквозь мрак Блестит с высот, суля приют счастливый. У времени нет власти над любовью; Хотя оно мертвит красу лица, Не в силах привести любовь к безмолвью Любви живой нет смертного конца… А если есть, тогда я не поэт И в мире ни любви, ни счастья — нет! ———- Перевод Д. Щедровицкого ———- Нет, я не стану камнем преткновенья Для брачного союза двух умов: Любовь, что нам изменит на мгновенье, Уже не настоящая любовь. Любовь — маяк, она, средь бурь тверда, Горит во тьме незыблемо, высоко, Но, хоть плывущим видима звезда, От них сокрыто начертанье рока. У времени любовь не жалкий шут, Пусть губ и щек соцветья Время скосит, — Нет над любовью власти у минут, Она годам свой приговор выносит. И если я от истины далек То ни влюбленных нет, он этих строк. ———- Перевод Андрея Кузнецова ———- Да!.. Я не стану суженым твоим; Рассудок против. Пусть твое решенье Не станет отречением моим От чувств любви, не ведающих тленья. Любовь — огонь пылающий, когда Не виден путь во мраке черной ночи, Любовь — та путеводная звезда, Которой курс определяет кормчий. Любовь моя со мною навсегда И не подвластна времени, поверьте! Пусть дни летят, пускай идут года, Любовь моя со мной! До самой смерти. Но если мне докажут, что я лгу, — То нет любви, а все стихи сожгу. ———- Перевод С. Степанов ———- Не признаю препятствий я для брака Двух честных душ. Ведь нет любви в любви, Что в переменах выглядит инако И внемлет зову, только позови. Любовь есть веха, коей с бурей в споре Дано стоять и вечно не упасть, Любовь — звезда судам в безбрежном море, Чью высоту измеришь, но не власть. Любовь — не шут у Времени, хоть розы Ланит и губ серпом сечет оно, Не страшны ей дней и недель угрозы, Стоять ей до конца времен дано. Иль я не ошибаюсь в этом, или Я не поэт и люди не любили. ———- Перевод А.М. Финкеля ———- Помехой быть двум любящим сердцам Я не хочу. Нет для любви прощенья, Когда она покорна всем ветрам Иль отступает, видя наступленье. О нет! Любовь — незыблемый маяк, Его не сотрясают ураганы; Любовь — звезда; ее неясен знак, Но указует путь чрез океаны. И не игрушка времени она, Хоть серп его и не проходит мимо. Недель и дней ей смена не страшна — Она в веках стоит неколебимо. А если не верны стихи мои — То я не знал ни песен, ни любви. ———- Перевод Самуила Яковлевича Маршака ———- Мешать соединенью двух сердец Я не намерен. Может ли измена Любви безмерной положить конец? Любовь не знает убыли и тлена. Любовь — над бурей поднятый маяк, Не меркнущий во мраке и тумане. Любовь — звезда, которою моряк Определяет место в океане. Любовь — не кукла жалкая в руках У времени, стирающего розы На пламенных устах и на щеках, И не страшны ей времени угрозы. А если я не прав и лжет мой стих, То нет любви — и нет стихов моих!

За мной, читатель! Кто сказал тебе, что нет на свете настоящей, верной, вечной любви? Да отрежут лгуну его гнусный язык!

За мной, мой читатель, и только за мной, и я покажу тебе такую любовь!

Имя выдающегося писателя и драматурга Михаила Булгакова хорошо известно во всем мире, многие его произведения относятся к классике русской литературы. При жизни писателя его пьесы запрещали к постановке, а его крупнейшие прозаические произведения — «Белая гвардия», «Мольер», «Мастер и Маргарита», «Театральный роман» — впервые в России были полностью опубликованы только в 1960-е и 1970-е годы, «Собачье сердце» ходило в самиздате до 1980-х. В настоящее время роман «Мастер и Маргарита» является одним из самых известных и читаемых русских произведений XX века.

Известный русский литературовед В.Я. Лакшин писал: «Судьба Булгакова имеет свой драматический рисунок. Будто заранее было предсказано, что мальчик, родившийся 3 (15) мая 1891 года в Киеве, в семье преподавателя духовной академии, пройдет через тяжкие испытания эпохи войн и революции, будет голодать и бедствовать, станет драматургом лучшего театра страны, узнает вкус славы и гонения, бури оваций и пору глухой немоты и умрет, не дожив до пятидесяти лет, чтобы спустя еще четверть века вернуться к нам своими книгами».

Сам Михаил Булгаков о своем творчестве говорил так: «Черные и мистические краски (я — мистический писатель), в которых изображены бесчисленные уродства нашего быта, яд, которым пропитан мой язык, глубокий скептицизм в отношении революционного процесса, происходящего в моей отсталой стране, и противупоставление ему излюбленной и Великой Эволюции…»

Жизнь Булгакова многоцветна. Всё, чем только может одарить она человека, он получил за свои неполные пятьдесят лет пребывания на земле. Были успех и замалчивание, деньги и безденежье, много друзей, еще больше врагов, сладость творчества и травля критиков, ненависть завистников и любовь женщин. И слава, хоть и запоздавшая, но бессмертная, пришла к нему. Его книги переиздаются с неизменным успехом, их экранизируют в разных странах, его пьесы ставят в театрах, во многих городах России и Украины установили памятники самому писателю и его героям, в Киеве и Москве работают музеи Булгакова, его помнят и любят миллионы поклонников во всем мире. 

Сонет 116
Сонет 116. Попытка Друга косвенно узнать о любовных встречах Поэта с Возлюбленной. Непонимание косвенных намёков Друга на посторонние встречи. Август 1600.
Да не расторгну верных душ союз!
Любовь иная – вовсе не любовь,
Когда приятен ей измены вкус,
Иль путь изогнут на любую новь.
О, нет! Любовь – немеркнущий маяк,
Глядит на бури, не впадая в дрожь.
Любовь – звезда, ладье заблудшей знак,
Чья высь видна, хоть часто мерой – ложь.
Нет! Не забава Времени она,
Хоть Время срежет розы губ и щёк –
Любовь не может быть отменена,
Ей не указом даже смертный срок.
Коль мне докажут: лживы вирши эти,
То нет стихов, и нет Любви на свете.
Сонет 116. Оригинальный текст
Let me not to the marriage of true minds
Admit impediments; love is not love
Which alters when it alteration finds,
Or bends with the remover to remove.
О no, it is an ever-fixed mark
That looks on tempests and is never shaken;
It is the star to every wand’ring bark,
Whose worth’s unknown, although his heighth be taken.
Love’s not Time’s fool, though rosy lips and cheeks
Within his bending sickle’s compass come;
Love alters not with his brief hours and weeks,
But bears it out even to the edge of doom.
If this be error and upon me proved,
I never writ, nor no man ever loved.
Сонет 116. После трёх благодушных сонетов 113-115, настроение опять сменилось в сонете 116. Тревогу поэта за «союз верных душ», который может быть «расторгнут», благодушием никак не назовёшь. Намёки на «вкус измены» и «изогнутый путь» в отношениях также указывают на некие неприятные обстоятельства. Однако, противоречий в этом нет, поэтому, вспомнив также сонеты 20 и 42, ничто не мешает признать в сонете 116 того же адресата, что и в сонете 115 – друга поэта. Кроме того, первая строка сонета 116 («союз верных душ») указывает на первооснову «любви» – душевные отношения, что избыточно подтверждает адресата сонета 116 – друга поэта. Ещё один сонет о любви посвящён другу, а не возлюбленной. Мы не видим даже намёка на плотские желания в тексте сонета. Мы знаем из сонета 42, что такая «душевная любовь» между мужчинами, т.е. мужская дружба, гораздо ценнее и выше для Шекспира, чем «плотская любовь» к женщине.
Но нигде, ни в одном сонете Шекспир не исключает для женщины возможность «душевной любви», нет категорического указания нигде, что такая любовь для женщины невозможна. Более того, иногда поэт называет возлюбленную другом (в сонетах 30 и 50), а свои сонеты к ней «светом души» (сонет 74).
Правда, происходит это на фоне неблагополучия в отношениях (размолвка, тяжёлая болезнь), ведь сразу, как только это проходит, поэт прибегает к каскаду «плотских» намёков. В сонете 116 ситуация в отношениях с адресатом, очевидно, неблагополучна и можно было бы посчитать, что нельзя исключать возлюбленную из возможных адресатов. Однако, в сопоставлениях с другими сонетами мы не находим подтверждения этому – все сопоставления нейтральны (например, смысл сонетов 30, 50 и 74 никак не пересекается (не противоречит) со смыслом сонета 116), тогда как подтверждение адресата – друга поэта следует из трёх сонетов (20, 42 и 115). Признать указания сонетов 30, 50 и 74 можно было бы, если сонет 116 противоречил бы предыдущему сонету 115, чего нет, и, значит, эти указания не более, чем обыгрывание поэтом одной темы в сонетах к разным адресатам. Начиная с этого сонета и до сонета 120, мы будем наблюдать отголоски «переговоров» поэта с другом о неких событиях и о силе своих чувств. Это говорит о том, что отношения снова вошли в фазу неопределённости и взаимного подозрения. Другу что-то сильно не нравится. Но и поэту, как будто, что-то известно о друге или он только догадывается о том, что может разрушить их с другом «верных душ союз». Намёки на «измену» и «новь» в отношении Любви, поэт, очевидно, не относит к себе, ведь он пытается наладить отношения. Но так он надеется обойтись без неподтверждённых обвинений другу.
Сонет 116. Союз верных душ.

Обновлённый анализ: Вдохновение реальностью.

Шекспир. Сонет 149. Чего не услышал слепой. http://www.proza.ru/2015/08/25/405
Шекспир. Сонет 148. Слово графа. http://www.proza.ru/2015/08/23/369

Уильям Шекспир Сонет 116 на русском языке

Мешать соединенью двух сердец
Я не намерен. Может ли измена
Любви безмерной положить конец?
Любовь не знает убыли и тлена.

Любовь – над бурей поднятый маяк,
Не меркнущий во мраке и тумане.
Любовь – звезда, которою моряк
Определяет место в океане.

Любовь – не кукла жалкая в руках
У времени, стирающего розы
На пламенных устах и на щеках,
И не страшны ей времени угрозы.

А если я не прав и лжет мой стих,
То нет любви – и нет стихов моих!

Перевод: С.Я. Маршак

Сонет на музыку Микаэла Таривердиева в исполнении автора из фильма «Адам женится на Еве», 1980 г.:

Слушать сонеты на музыку Микаэла Таривердиева в исполнении автора, фильм-концерта «Микаэл Таривердиев. Сонеты Шекспира», 1982 г.:

Интересный факт:

Сонеты Шекспира в исполнении Микаэла Таривердиева звучали в советском фильме «Адам женится на Еве», 1980 г. Микаэл Леонович написал музыку к 132 художественным фильмам. Самые известные: «Семнадцать мгновений весны», «Ирония судьбы, или С легким паром», «Старомодная комедия». Кроме того, Таривердиев является автором 4 балетов и 4 опер, писал инструментальную и органную музыку, вокальные циклы на стихи А. А. Вознесенского, Б. А. Ахмадулиной, М. И. Цветаевой

Уильям Шекспир Сонет 116 на английском языке

Кадр из фильма «Адам женится на Еве», актеры: Елена Цыплакова и Александр Соловьев

……………………………….. Все статьи > Стихи про сон > Уильям Шекспир Сонет 116 …………………………………

About the author

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *