Сноха, рассказ

Иван Мосин был влюблен в Ирину Вязову с двенадцати лет. Ирина до девятого класса относилась к его страсти совсем безответно. Потом уехала в город и поступила в колледж. Иван продолжал учиться в школе. Мать не пустила его вслед за Иринкой.

Став городской, Ирка поняла, что таких смазливых девочек, как она, очень много, и никому она особо не нужна. Поэтому уже в первый свой приезд домой на выходные пришла к Мосиным в гости. Так завязались у Ваньки и Иринки настоящие любовные отношения, хоть мать Ивана, Анастасия Васильевна, была против этой связи. Сын не слушался матери. В семнадцать лет Ирина забеременела, и одноклассников расписали. Дочку Ирина родила перед самой отправкой Ивана на службу в армию.

Пока Иван служил, сноха жила в доме Мосиных. Анастасия помогала невестке во всем: и нянчила внучку, и пеленки стирала. Все бы ничего, но волновало свекровь то, что Ирина отлучается иногда в город. Как только пройдет две недели, внучку — бабушке, а сама — поехала. Всё дела у нее какие-то.

И однажды Анастасия Васильевна увидела, что за дела у снохи. Уехала Иринка в город, что-то долго не возвращается. На дворе ночь, а её нет. Анастасия убаюкала Катеньку, положила в кроватку. Сама, не зажигая света, села у окошка. Вдруг видит, машина на дороге остановилась. Никто из неё минуты две-три не выходит. Потом вышли.

Сноху свою сразу узнала, а мужчину чуть позже разглядела. Батюшки, да это начальник зверофермы – Гордеев! Подошли они к дому, остановились. Гордеев сноху к заборчику прижал. Она не отталкивает, наоборот, прижимается к нему…

Всю ночь глаз не сомкнула Васильевна – думала, как поступить. Сгоряча хотела отхлестать блудливую невестку по щекам да выгнать вон, но сдержалась. Теперь думала. Написать Ивану об изменщице нельзя, вдруг парень за оружие схватиться или убежит со службы…

Утром сношенька в настроении завтракать села. Сказала свекрови как бы между делом:

– Я вчера случайно встретила Гордеева.

– Ну и что? Я его на работе каждый день вижу, – ответила Анастасия.

– Я не в этом смысле, – произнесла Ирина, перестав улыбаться. – Просто, он сказал, что выпишет нам матпомощь, так как Иван до армии работал на ферме. Хочет помочь.

– Помочь? – переспросила свекровь. – А ты что ответила?

– Поблагодарила. Кто от денег отказывается. Мы не богачи. Денег военкоматских не так много, чтобы отказываться.

– Отблагодарила – молодец, – похвалила Васильевна невестку, криво улыбнувшись.

– Не отблагодарила, а поблагодарила, – поправила сноха. – Вы зайдите в понедельник к Максиму Макаровичу, возьмите деньги. Он велел.

Анастасия зашла в приемную к Гордееву в обеденный перерыв, когда секретарша Анька ушла в магазин. Постучалась в дверь и, услышав: «Войдите!», шагнула в кабинет.

М. М. Гордеев сидел в кресле, но встал при виде Мосиной.

– Здравствуйте, Анастасия Васильевна! Хорошо, что пришли. Ждал.

Он открыл сейф и вынул пачку денег сторублевками:

– Здесь двадцать тысяч. Иван вернется, сам зарабатывать начнет, а пока вот – помощь небольшая.

– Ты, Максим, напрасно это, – сказала Анастасия Васильевна. – Мы не нищие. Ты другое ответь. Зачем в семью влез? Сын Иван, если узнает, греха не оберешься. Не простит он.

– О чем это вы? – Гордеев старался сделать непонимающее лицо. – Как понять?

– Видела я всё, позавчера ночью, – продолжала Васильевна. – Знаю, Ирка бессовестная – могла на тебя сама залезть, да и ты холостой – нет тебе запрету. А мне как быть? Мне сына жалко. Он на все пойдет из-за этой сучки, если узнает. Не связывайся с ней, Максим. Другие девушки есть, свободные. На коленках буду просить. Нельзя этого делать – грех.

Анастасия опустилась на колени, глядя сквозь слезы на Гордеева, дрожащими губами выговаривала:

– Отстань от нас, Максим Макарович. Пожалей. Христом-богом прошу. Пожалей.

Гордеев бросился поднимать Васильевну с колен. Поднял, усадил на стул. Налил в стакан воды из графина.

– Зря вы так, – успокаивал он женщину. – Вы домой идите.

Анастасия Васильевна ушла. Гордеев плюхнулся в кресло, нервно закурил. Потом взял смартфон.

– Гузеева, слушай. Я хочу предложение тебе сделать. Да зову. Да замуж. Почему по телефону? Нет терпения. Сейчас выезжаю. Жди.


Категория: Измена

Вечером пришел с работы Михаил. Он устроился в бригаду чуреков электриком и устал, как собака!
Светлана накормила мужа, но рассказать ему о произошедшем так и не решилась…
Уложив сына спать, она сбросила сорочку, и голиком юркнула к мужу в кровать. Миша, как обычно, впился поцелуем в пухленькие губы жены и, бегло пошарив по её развалившимся грудям, скользнул ладонью по вздрогнувшему животу вниз. Чуть проникнув пальцем в пещерку жены, он удивился тому, что супруга уже давно истекает соком любви.
— Не надо, Миша… — горячо прошептала она в ночи, – давай войди в меня скорее!
История со свёкром, так напугавшая её днём, теперь, наедине с мужем, послужила катализатором к сексу, требующим немедленного удовлетворения.
Возбуждение жены немедленно передалось и мужу, и его член моментально вытянулся вдоль её голого бёдра. Миша завис над, широко раскинувшей ноги, Светланой, и приставив тугую головку своего среднестатистического болта к её сладкой расщелине, мягко скользнул внутрь.
— О-о-ох-х! – выдохнула молодая женщина, и тут же жадно задергала попой, не в силах больше сдерживаться.
Мужчина с наслаждением заскользил внутри жаркой пещерки, а Света синхронно встречала низом живота его желанные движения. Прошло лишь несколько сладких минут траха… Ей вдруг почудилось, что это не любимый муж трахает её, а каким-то непонятным образом ненасытный свёкор погрузился в её киску на всю глубину, доставая прямо до матки… От всех этих мыслей Света замерла, не в силах сдержаться, длинно застонала и забилась под телом мужа в конвульсиях мощного оргазма.
Миша, почувствовав приятную хватку члена влагалищем жены, ускорил ритм, догнал Светлану, и выскочив из её сладкой щелки, тоже застонал. Горячее семя хлынуло толчками, щедро поливая живот и лохматую киску супруги…
Разгоряченные тела улеглись рядом, тяжело дыша в темноте.
— Так хорошо было, не передать! – сказал Миша, — И что это на тебя сегодня вдруг так нашло?..
— Не знаю… Соскучилась наверное! – соврала Светлана.
У противоположной стены вдруг заплакал Алёша, и Света побежала к нему…
***
А в это время, за тонкой перегородкой на своей кровати лежал Пётр Иванович, и вслушиваясь в скрип супружеской кровати молодых и их сладкие вздохи, – надрачивал свой болт.
Как только он услышал длинный стон снохи, который, как дешифровщик, раскрыл произошедшее – мужчина увеличил обороты, наяривая кулаком, как хороший насос.
Внизу его живота сладко свело мышцы, и скопившаяся сперма разом вырвалась наружу, забрызгав сбившееся одеяло. Иванович усилием воли подавил рвавшийся изнутри вскрик, и затих, потихоньку ныряя в заслуженно заработанный, сладкий сон…
***
Два следующих дня для Светланы прошли спокойно. Иванович не проявлял к ней, казалось, никакого интереса, и женщина успокоилась.
Но следующее утро показало призрачность всех её надежд!
Свёкор появился на пороге кухни в халате, чего не было прежде. Он по хозяйски сел на стул, зачесал пятерней назад свои жидкие волосы, и сказал хлопотавшей, за столом, снохе:
— Заработалась ты чой-то спозаранку, голуба… Присядь-ка! – показал он глазами вниз.
Света покорно подошла, и стала усаживаться к свёкру на колени. В тот момент, когда она отвернулась, — полы его халата вдруг разошлись, мелькнув наготой и, ничего не подозревавшая Света, села халатом на его голое тело.
— Поднимись-ка чуток, яйца придавила! – вдруг сказал свёкор. Света чуть приподнялась и Пётр Иванович, вдруг неожиданно задрав её халат, надавил на таз снохи вниз.
Молодая женщина шлепнулась, вдруг почувствовав ляжками, что сидит на голом теле мужчины!
— Ой, папа! – вскрикнула Светлана, пытаясь соскочить.
Но старый хрен надёжно удерживал её широкий таз.
— Ничо, ничо доча! Потремся немного, как в прошлый раз… — «успокоил» он её. — Ты же пожить-то у меня ещё хочешь?
Сноха притихла, но… почувствовала нарастающее давление снизу!
— Ты ножки-то раздвинь, да выпусти на волю моего озорника! Вишь, как ему тяжко!
Света медлила.
— Ну-у-у! – грозно приказал старик.
Сноха испуганно сдвинула попу и убрала ногу в сторону. Набравший прочность, болт Ивановича упруго поднялся, оказавшись между её ляжек.
— Ну вот, другой коленкор! – довольно сказал хозяин, — А ты ножки-то сожми поплотнее… Теперь уж мо-ожно!
Света послушно сжала ноги, зажав горячими бедрами, набравший силу, крупный хрен свёкра. Её опустившийся халатик бережно укрыл эту бессовестную картину, но это не понравилось хозяину!
— Ты халатик-то сыми! Чего уж теперь… Натоплено у нас, не озябнешь! – гнул он своё и, посмотрев на Свету, зло сверкнул глазами.
Та обреченно развязала пояс, и старик радостно спихнул его на пол.
— Эх и красава ты, Светка! – приобнимая её за талию, оценил Иванович, покачав, как будто взвешивая, другой рукой её полную, налившуюся грудь.
Света от такой интимной ласки свёкра густо покраснела.
Пётр Иванович поправил свой член, зажатый ляжками снохи, плотно прижав его к её промежности, прикрытой только узкими трусиками.
— Ну а теперь, доча, попкой подергай туды-сюды! Сделай папе приятное!
Светлана оперлась руками на спинку стула и стол, и стала надрачивать немалый член свёкра, слегка поднимаясь и вновь садясь голыми бедрами к нему на колени.
Она вдруг и сама невольно завелась, выполняя волю Ивановича. Твердый член, скользя тёмно-багровой залупой по её тонким трусикам, вызывал непреодолимое желание… Её тяжелые груди, чуть отвисшие от молока, завлекающе раскачивались, грозя свести с ума её партнера.
Обхватив жадными ладонями её широкий таз, довольный Иванович регулировал ход процесса.
Светлана вдруг почувствовала, что потекла, и её трусики намокли.
— Нет, папа! Нет!!! Неправильно это!– вскрикнула она, неожиданно вскочила и побежала в свою комнату.
— Ничо, ничо доча! Попривыкнешь! – сказал ей вслед свёкор.
Он достал из кармана халата небольшой пульт, нажал на кнопку и остановил видеозапись.
Пётр Иванович, бывший сотрудник НИИ, с передовыми технологиями был на ТЫ, и прекрасно разбирался в таких пустяках, как видеокамера и компьютер.
Сняв с полки видеоглазок, размером с небольшую пуговицу, он отправил его в карман.
— Надо будет опосля с Коляном рассчитаться, пузырь ему купить… Выручил бывший коллега-то! — подумал Иванович и довольно ощерился…
— Ничо, ничо, — не убудет от тебя! Попривыкнешь! – кинул ей вслед Иванович. – Зато в каких хоромах живете!..
Serega_100
Капкан для снохи 1
Капкан для снохи 2
Капкан для снохи 3
Капкан для снохи 4
Капкан для снохи 5

Сказка — ложь, да вот с намёком –
Брать девицу ненароком –
Присмотреться к ней сначала
(Как мамаша обучала),
А потом и под венец –
Тут и сказочке конец.
Начинается непруха,
По-простому – бытовуха:
Загубили молодицу —
Муж таскает за косицу,
Чтоб мамане угодить,
Стал щипать её и бить.
Всё ворчит свекровь-неряха:
«Коротка твоя рубаха»!
Только свёкор не ворчит,
С восхищением глядит
Он на ноги молодицы…
На литые ягодицы…
— Ты чего, ядрёна вошь,
Глазом на неё ведёшь?!
Взял топор, коли дровишки,
Разгоняй свои страстишки!
В усы дует сыч седой –
Думки все о молодой:
Как устроить карнавал –
Затащить на сеновал?
Он надел рубаху сына…
Какова сноха?! – Малина!
Знал сыновьи он повадки:
Сам учил им сына (хваткий!);
Под покровом ночи тёмной
Выбрал уголок укромный,
Молодушку там зажал,
Жарко в ушко прошептал
Он сыновьим шепоточком:
— Мань, давай устроим ночку,
Пока мать с отцом храпят
И за нами не глядят!
Под покровом тёмной ночи,
Каждый делает, что хочет:
Кто храпит, кто прибирает,
Кто любовью утешает…
Утром надо рано встать,
Чтоб коровник разгребать,
Мане подоить корову;
Словом бытовуха снова…
— Вань, откуда бородища?
Да и нос не твой! Носище!
……
Уже поздно – хрен дубовый
Сотрясал её основы,
Пробудил страсть в молодице;
Свёкр, схватив за ягодицы,
Грудь налитую лобзал,
Всю её обцеловал…
Был Ванюха плох в постели:
Так – пиликал еле-еле
(Словом полный в сексе ноль),
А папаня-то — король!
Стару бабу не хотел –
На молоденьких глядел
(Если смог бы – всех имел!)…
Пока дрых сынок плечистый,
Его батя (хрыч нечистый)
Оприходовал сноху –
Вновь и вновь свою соху
В борозду её вставляя,
Девку сексу обучая;
Она стонет, извиваясь,
Свёкр, довольно ухмыляясь,
Тихо Маньке говорит: —
Приходи, когда наш спит,
Будем кувыркаться знатно –
Это дело нам приятно!
Кувыркались так полгода
(Вот бесовская порода!),
Потом… сношка подурнела:
Неужель… отяжелела? —
То ль от мужа… то ль от свёкра…
Маня в шоке. Щёки свёклой
От сомнения горят;
Уплетает всё подряд:
Под солёный огурец
Улетает холодец,
Кислым яблочком заела…
— Ты, того… не залетела? –
Интерес в глазах свекрови,
Подняты в вопросе брови.
Маня в сторону косит —
У неё смущённый вид.
………………
Принимали роды в бане –
Тяжело досталось Мане!
Ноябрь 2013 г.

Он гладил меня по попке

Мишка каждый день искал работу. Домой приходил только под вечер. Его мать по нескольку часов в день подрабатывала уборщицей в продуктовом магазине, а остальное время проводила в огороде. Свекор же сидел на заслуженном отдыхе и целыми днями лежал на диване, уставившись в телевизор. В общем, большую часть времени мы с ним находились в квартире одни. Вначале мой второй папаша просто бросал на меня похотливые взгляды. Я страшно смущалась и отводила глаза. Когда же он понял, что стрельба глазами никак не действует, решил соблазнить меня по-другому. Я чистила на кухне картошку, он подошел ко мне сзади и принялся поглаживать по попке. Я отскочила от него, пристыдила и потребовала объяснений. Но свекор только улыбнулся и полез целоваться. Я бросила нож, выбежала из кухни и заперлась в туалете. Мне было противно, но все это одновременно и возбуждало. Мужу я решила ничего не говорить. Зачем портить отношения?

Оторваться невозможно…

В следующий раз свекор попросил сварить кофе и принести ему в комнату. Когда я вошла к нему, то прямо чашку от увиденного выронила: папочка смотрел порнуху! На экране творилось черт знает что. Он окинул меня томным взглядом и предложил заняться… тем же. Я ответила отказом, но… решила тоже немного посмотреть фильм. И снова почувствовала и отвращение к себе, и безумное возбуждение одновременно! Потом свекор пошел в ванную и попросил потереть ему спинку. Я ничего не ответила, но через несколько минут все-таки отправилась вслед за ним. Увидев голого мужчину, я сильно смутилась и хотела уйти. Но когда посмотрела на его мужское достоинство (которое было просто огромных размеров!), сама набросилась на отца своего мужа! То, что произошло в ванной, было просто неописуемо. Такого оргазма я еще никогда не испытывала. Я очень люблю своего мужа, и в постели с ним мне в принципе неплохо, но… Его отец дал мне почувствовать себя настоящей женщиной. Прекратить интимные отношения с этим мужчиной я не в силах — такой кайф! Что же будет с моим браком?..

Ирина, 22 года. Липецк».

Отец солдата

Фото из интернета.

Часто я задавал себе вопрос. Какой главный порок у мужчины? Постепенно с годами пришел на него ответ. Главный порок в мужчине — это женщина! Когда избавишься от этого порока, все остальное оказывается просто милыми дурными привычками. Дальнейшая история еще одно этому подтверждение.
Это случилось в глухой деревне. Слышал я эту историю от мамы. Было ли это на самом деле. Об этом судить читателю. Чаще всего все интересные истории черпаются из жизни. Если действие вымышленное, то в рассказе это сквозит.
Началось с того, что в одной деревенской семье женился парень. Звали его Егор. Жену взял красивую, под стать своей матери. Радость семейной жизни вскоре было омрачена, призвали парня в армию. Жена осталась жить с его родителями.
Семейная жизнь в деревне скорей необходимость. Мужчине в одиночку тяжело вести домашнее хозяйство. Женщина же может прожить в деревне одна, но не хочет. Сейчас, когда главнее сексуальные потребности, свадьбы случаются редко. Живут, не расписываясь и не венчаясь. А в то время это было свято.
Между тем с уходом сына в армию деревенская жизнь текла своим чередом. Какая была работа, такая и осталась, только вместо Егора всю работу стала выполнять его жена Марфа. Мать дома оставалась по хозяйству, приготовить обед, в доме прибрать и скотину накормить. А отец с невесткой в поле. То посевная, то уборка, то сенокос, а еще сбор дикоросов и заготовка дров. Наделы находились далеко от дома, случалось уезжать с ночевкой, чтобы с рассветом приняться за работу. Устала молодая жена. Вспомнила она как беззаботно она жила у родителей, захотелось ей домой. А для этого нужен хороший повод. Не принято с замужества домой возвращаться. Постепенно у нее созрел план. Решила она соблазнить свекра. Не совсем соблазнить, а добиться того что он стал за ней ухаживать, а потом рассказать все свекрови. А та естественно отправит её домой, и будет она там, пока сын не вернется из армии.
Свекор был интересный мужчина, немного смешной. Была у него поговорка, когда у него было хорошее настроение и все получалось, как он хотел то он любил приговаривать: «Лататы- латата». Как такая поговорка у него появилась, никто не знал, и, конечно, только за глаза его иногда звали Лататы.
—Ты где брал веревки?
—У Лататы спроси,— или, например, —Что-то Лататы сегодня не весел.
Молодая невестка между начала проводить в действие свой план. То кофту по запарке расстегнёт, невзначай грудь оголит, то беленькую ножку покажет, а иногда при свекре случайно, что-то уронит и наклонится ненароком, аппетитно покажет свои округлости. Конечно, свекор был здоровый мужик, его голову в это время застилал горячий туман, но он, вспоминая сына, как будто выливал себе на голову ушат студеной воды.
Невестка не хотела отступать от своего плана, хотела добиться своего, что бы этого не стоило. Как часто случается, что если женщина втемяшит себе что- то в голову, то считай, пропало. А если задуманное не получается, то женщина сама не в себе. Это заметила свекровь.
—Что-то доченька ты в последнее время понурая ходишь. Видно по Егору скучаешь. Терпи, такая наша женская доля.
—Знаете мама, наверно, я пойду жить, пока не вернется из армии Егор к своим родителям.
— Доченька, что это будет, ты нас опозоришь. Что люди скажут? Невестка не ужилась с родителями. Это так стыдно. Расскажи что случилось, чем мы тебе не угодили?
И далее как часто бывает между женщинами, когда одна что-то скрывает, другая хочет узнать, то она все равно своего добьётся, узнает, что бы там ни было, рано или поздно. Так и свекровь пристала к невестке, что мол, да как. Той ничего не оставалось, как соврать.
—Понимаете мама, когда мы уезжаем со свекром в поле, он начинает ко мне приставать.
—Глупенькая моя, почему ты мне раньше об этом не сказала. Твою беду я быстро разведу. Слушай меня внимательно. Следующий раз, когда мой старый начнет к тебе приставать, ты ему скажи, что согласна ему дать, только не здесь. Что, мол, здесь в поле люди могут увидеть. Скажи ему, что пусть вечером, когда скотину пригонят с поля, пусть придет в овин.
Отступать было уже некуда, позади Москва. Когда свекор и невестка грузили на воз сено, невестка как бы споткнулась и начала падать на свекра. Он её поймал. Невестка обмякла на груди свекра. Он услышал стук её сердца, её горячее дыхание, его рука непроизвольно спустилась к бедру, нырнула под юбку, начала скользить по бедру вверх.
—Не здесь, люди могут увидеть. Приходи вечером в овин.
До конца дня свекор работал с хорошим настроением. Легко поднимал вилами пласт сена, бросал его вверх на воз, невестке, приговаривая «лататы – латата». Воз сена получился на славу. Вечером сложил сено в сарае, прилег на него и через отверстие в сарае начал следить за тропинкой, ведущей в овин.
Между тем свекровь одела юбку невестки, нацепила её кофту, по-моде повязала новый платок и, виляя бедрами, пошла к овину. Свекор крадучись поспешил за ней.
В овине пахнет свежим сеном, среди снопов в углу темно. Свекор не заметил подвоха, пылко набросился на объект любви. Что-то показалось ему знакомым в движениях невестки, отбросив прочь сомнения, довел дело до конца. Взял руку невестки в свою ладонь и молвил:
—Рубль с полтиной тебе на, а когда овес продам еще три рубля дам.
Невестка молча взяла деньги и потихонечку начала отталкивать свекра. Тот встал, застегнулся, отряхнув сено, поспешил из овина в дом.
В доме свекор застал невестку процеживающую молоко. Он оторопел, но вида не подал. Через несколько минут в дом вошла жена.
— Старушка моя, где же ты была?
—Где была, там и была, рубль с полтиной добыла, а когда овес продашь, еще три рубля дашь. Лататы — латата, юбка не та, а «милка» то та.

Жена выхватила скалку. Мужчина от растерянности пропустил удар, на голове вскочила огромная шишка. Мужчина выставил вперед руку, отстранился от женщины, вышел из дома. Зашел в сарай. До него дошел весь ужас положения. От стыда, оскорбления, обвинения, унижения он выругался. Душа сломана. Стиснув зубы, пошарил в углу, нашел веревку. На обоих концах сделал удавку, один конец затянул на крюке, вторую удавку накинул на шею, начал читать молитву.

Вдруг он услышал, как скрипнула дверь. Из дома вышла жена. Оглядевшись по сторонам, не увидев мужа она почуяла неладное, обошла двор, позвала мужа. В ответ тишина. Женщина сделала вдох и медленно запела.

Меж высоких хлебов затерялося
Небогатое наше село.
Горе горькое по свету шлялося
И на нас невзначай набрело.

Её тихий мелодичный голос вернул мужчину к действительности. Он еще раз выругался, вытащил голову из петли и вышел из сарая во двор. Жена шагнула на встречу:
—Пойдем муженек ужинать, что было, то было, зла на тебя больше не держу. У меня и бутылочка есть!
Сказка о том, что женщина слабая и нуждается в защите, выветрилась давно. Мужчины подкаблучники, остерегайтесь, скалка всегда где-то рядом….

«Все быстротечное– символ, сравненье.
Цель бесконечная здесь – в достиженье.
Здесь – заповеданность истины всей.
Вечная женственность тянет нас к ней.»

Невестка в дом — бес в ребро

Любовный квадрат: отец и сын женились на родных сестрах

16.09.2006 в 00:00, просмотров: 17439

Сын женился, привел в дом молодую супругу. А его отец еще и сам хоть куда! К тому же вкусы их очень похожи… Юная красотка оказывается меж двух огней. Тема отцов и детей приобретает пикантное звучание. Известно, что на молоденьких супруг собственных сыновей засматривались Иван Грозный и Иосиф Сталин, а Чарли Чаплин вообще увел невесту у сына буквально накануне свадьбы.

В Ростовской области горячий свекор Олег Небрат нашел оригинальный выход из непростого любовного треугольника, превратив его в квадрат.

Дюймовочка и атлет

В начале июля в роддоме Каменска-Шахтинского с разницей в неделю родились девочка Катя и мальчик Максим. Фамилия одна — Небрат. Родственники, значит. Только какие — сразу и не разберешь. По отцу Максим — дядя Кати, по матери — двоюродный брат. Отец Максима также является дедушкой Кати. Угадайте, как может такое получиться?

Все дело в том, что свекор женился на сестре своей невестки.

— Когда сын Миша привел в дом Ирину, она мне очень понравилась, — вспоминает 39-летний глава семейства Олег. — Ну, конечно, невеста сына — это святое. И я загрустил, в голове все крутилась песня: “Почему ж ты мне не встретилась, юная, нежная, в те года мои далекие, в те года вешние…” С женой-то, матерью Миши, мы уже давно расстались. Ходил и думал: как бы чего не вышло, на Иринку старался даже смотреть поменьше. А когда оказалось, что у Иры есть родная сестра Света, всего на два года постарше, попросил сына познакомить… Похожи они оказались. И все закружилось. Светочку мне бог послал.

Худенькая девушка, скромно потупив глаза, еле слышно признается, что Олег ей тоже сразу понравился. Она выглядит крохотной Дюймовочкой на фоне атлетически сложенного мужа.

“Сыновних чувств не испытываю”

В первое время Светлана ревниво следила за своим молодым мужем и Ириной — мало ли что! Она же прекрасно знала, что сначала Олег влюбился в ее сестру.

— Думала, что, может быть, я для него лишь замена Ире, — смущенно признается девушка. — Она и моложе меня, и красивей. Но Олег меня все время успокаивает, говорит, что я лучше всех, а о ней он больше и не думает.

— Вы теперь сестре фактически приходитесь свекровью. Изменились у вас отношения, жизни учите? — спрашиваю Свету.

— Думаю, она идеальная свекровь для Ирины, — отвечает за жену Олег. — Ведь обычно свекрови всегда встают на сторону сына, вмешиваются, придираются к невесткам. А Света, наоборот, Иру старалась поддерживать. Хотя и Мишку моего тоже не обижает, не тот она человек, чтобы кого-то обижать.

— А Миша мачеху уважает?

— Ну, положим, сыновних чувств к Светке я не испытываю, — улыбается Михаил. — Не подумайте чего плохого — отношусь к ней по-братски. Они очень классно живут, моей Ире стоило бы поучиться. Но она с сестрой сейчас даже общаться не хочет, хоть у них дети одного возраста. Может, завидует, что у них все так хорошо, считает, что на месте Светы должна была быть она?

Дело в том, что у Миши с Ириной сейчас в отношениях полный раздрай.

— Оба молодые, горячие, — объясняет Олег. — Из-за любого пустяка начинают скандалить. Вот и пришли, говоря официальным языком, на грань развода. Другое дело у нас: я человек опытный, к женской доле отношусь с сочувствием, всегда Свете помогу и с ребенком, и по хозяйству.

— А ведь как хорошо все начиналось, — вздыхает Светлана. — Мы все вчетвером вместе праздники отмечали, дружно так. Михаил Григорьевич, отец Олега, умилялся, говорил: мой Олежка с вами — как отец с тремя детьми!

Но, похоже, ей все-таки спокойнее теперь, когда сестра в их доме не появляется. Мало ли что…

Снохачество, сожительство свекра со снохой, было широко распространено в российской деревне в прошлые века. Пользуясь отсутствием сыновей (отъезд в город на заработки, воинская служба), а иногда и в их присутствии свекры склоняли молодых невесток к близости. А в XVIII веке в Сибири был обычай женить малолетних сыновей, причем до их совершеннолетия с молодыми женами вполне “официально” жили именно отцы юных мужей. К снохачеству в деревне всегда относились снисходительно, хотя церковь пыталась бороться с этим явлением.

Алексей Лысенко: “Олегу и Михаилу повезло, что у Ирины оказалась сестра. Иначе чем обернулась бы эта ситуация, неизвестно. Тема взаимоотношений невесток и свекров стара как мир. Вспомните хотя бы “Тихий Дон” — как казаки, отправляясь воевать, переживали, что молодые жены с их отцами остаются! Бывает, что ничего не подозревающий муж растит не сына, а своего брата. Судя по опыту моих клиентов, такое происходит гораздо чаще, чем принято думать.

Причин несколько. Во-первых, мужчины реагируют на молоденьких женщин всю жизнь. Так устроена их природа. Зачастую их собственные жены после долгих лет совместной жизни уже не кажутся им привлекательными. Во-вторых, отцы и сыновья часто выбирают женщин одного типа. Вот и не могут устоять папаши, когда изо дня в день видят у себя дома юную диву.

Реакция невесток на заигрывания свекров бывает разной. Одни устраивают скандалы, что часто приводит к ссорам с мужем, другие молча терпят. А некоторые флиртуют и даже искренне влюбляются в солидных и уверенных “папаш”.

Как не стать жертвой свекра?

• Создайте с мужем открытые и честные отношения, чтобы не возникло недоверия, если придется рассказать ему о “странном” поведении отца.

•Свекор должен знать: от мужа у вас нет никаких тайн!

• Не сообщайте о его заигрываниях свекрови, чтобы не нажить еще одного врага.

•И главное — не искушайте!

Светлана ПЛЕШАКОВА, Юрий ТАТАРЕНКО. Каменск-Шахтинский — Москва

Опубликован в газете «Московский комсомолец» №2365 от 16 сентября 2006

Изменяю мужу со свёкром по любви

Здравствуйте! Меня зовут Марина (имя настоящее), мне сейчас 26 лет, муж на два месяца младше, дочери 7 лет. Моя история хоть и необычная, но вполне реальная. Прошу строго не судить, просто некому и негде выговориться уже. Знаю, что это неправильно, это грязно и мерзко, я сама себя ненавижу, стыдно мужу в глаза смотреть, его матери – она вообще святая женщина, дочери – они не заслужили всего этого, но я ничего не могу с собой поделать. Начну по порядку.

Замуж вышла, как это было принято говорить, скорее всего, по залёту. Не сказать, что я его (мужа) особо любила, мне просто было с ним интересно. С мужем познакомилась, будучи студенткой на втором курсе, мы учились параллельно, но на разных факультетах. Стали встречаться, затем сняли комнату на двоих. Через полгода я забеременела, и мне пришлось уйти в академ, Вова (будущий муж) продолжал учиться и ещё на работу устроился.

Через полгода после рождения дочки я возобновила учёбу. Окончили с горем пополам, муж по распределению попал в периферию. Я не работала, мотались по съёмным квартирам, Вова часто менял работу, денег всё время не хватало. Даже свадьба и та была в общаге уже после родов. Потом его отец сообщил, что построил хороший дом в нормальном городе, что его специальность востребована у каких-то знакомых, и пригласил нас пожить у его родителей. Как нам были рады… Они нянчились с внучкой, нам выделили весь второй этаж…

Вова хорошо втянулся в работу, стал, наконец, приносить неплохие деньги, подарки дочери и мне иногда, но внимания стал уделять больше работе и друзьям, чем мне. Но зато я нашла общий язык с его родителями, особенно с отцом Виктором Николаевичем. Мы могли с ним часами болтать на любые темы, заниматься домашним хозяйством, какими-то делами – у него небольшой магазин в посёлке, и я там тоже по доброй воле была задействована.

Мужчина он солидный, видный и, несмотря на возраст, выглядит гораздо младше своих лет. Частенько стали болтать и на сексуальные темы. И от большего частого общения меня всё сильнее и сильнее тянуло к нему. Он с каждым днём мне становился всё более и более симпатичен – не только как родственник и как человек, а как МУЖЧИНА! Да, именно как мужчина, как самец, как человек, с которым бы мне хотелось разделить кровать. Он меня часто обнимал как сноху, как дочь, а у меня просто мурашки по коже.

Может, это было от дефицита внимания со стороны мужа: секс – одна палка раз в десять дней, короткие поцелуйчики, да и на ласки скуп. Секс с мужем стал просто как физическая необходимость, хотя оргазмы регулярны… Не знаю, почему так всё произошло, не знаю.

И вот в подсобном помещении магазина мы с Виктором Николаевичем укладывали товар на полки, я чуть не упала с табурета, он меня поймал и… Произошло! Мы поцеловались. Взасос, долгим поцелуем! Я не знала, что со мной творилось на тот момент. Я готова была ему отдаться прямо там, в подсобке, уже стала стягивать с себя платьице, но он меня остановил. Отошёл в сторону, извинился, попросил больше никогда не оставаться вместе наедине, потому что это больше, чем предательство.

Нас хватило на две недели. Всё это время я думала только о НЁМ! Даже с мужем представляла в постели его отца. Свёкор тоже изменился в лице, стал более замкнут и мрачен. Свекровь так и не замечала, что с ним происходит что-то не то, да и, с его слов, секса с матерью Вовы у них давно нет по причине её болезни.

Через две недели после вышеуказанных событий мы отмечали день рождения дочери. Муж напился в стельку и уснул. Виктор Николаевич пьёт очень мало, а я вообще непьющая. Свекровь ушла тоже спать, сославшись на плохое самочувствие, а мы с Виктором решили прогуляться. Я не стала скрывать больше своих чувств, он тоже. Мы зашли в баньку, скинули одежду и занялись сексом. О таком я даже и мечтать не могла. Три с половиной часа, практически не останавливаясь! Я прекрасно осознавала, что я делаю, я знаю, что давно этого хотела, мы оба этого хотели. Я не могла от него оторваться, готова была его ласкать и ласкать, я поняла, что влюбилась, по-настоящему влюбилась, хоть эта любовь и табу! После этого я ушла, легла к мужу, а он к жене.

Через три дня это повторилось в машине, на берегу реки. Потом в магазине в той самой подсобке. Мы при каждой возможности трахались где придётся. Оба знаем, что всё это неправильно. Муж потеряет не только жену, но и отца, самые родные и близкие люди нанесли удар ножом в спину. Мать его вообще этого может не пережить, у неё больное сердце! Самое страшное ещё то, что я не хочу больше мужа как мужчину, физически меня тянет только к одному человеку – его отцу! Выполняя свой супружеский долг с мужем, у меня такое чувство, что я предаю любимого.

Как же мы хотим быть вместе! Как мы любим друг друга! Как нам признаться во всём своим половинкам, не причинив им боль, избежать трагедии, нас ведь не поймут? А ещё у нас с мужем дочь! Как ей потом объяснить? Виктор Николаевич сказал, что поговорит с сыном по-мужски, попробует всё ему объяснить. Сложнее будет со свекровью, если её сердце не выдержит такой новости. Руки на себя готова наложить, так дочь останавливает. Полгода уже это длится прямо у всех под носом, и свекровь начинает что-то подозревать. Муж – нет! Доверяет и любит. Как быть?

Александр Ялфимов.

Сноху взяли. Не казачку. Русскую.

Когда еще сватать ехали в санях выбягных, попенял жениху дядюшка родимый:

— Ай казачку не нашел, мужичку берешь? Чай знаш, музланы-то — кошемно брюхо, рагожны кишки… Матри в горсть не наплачься…

Смолчал жених, мать с отцом тоже.

Папаня-то еще ранее говорил: по мне — хоть калмычку возьми, лишь бы жили.

Жег жених взглядом широкую дядину спину, тот за кучера сидел, правил жеребцом норовистым, шлеей с кистями да бляхами блескучими убранным.

Не отступился, настоял на своем, женили как надо.

Известное дело — казак уральский — поперешный.

Сношка-то ничего попалась, покладистая, услужливая. Одно ей непонятно — на каком языке говорит родня-то новая.

Со свадьбы началось, с песен. Сидела, широко глаза открыв, слушала, мотив вроде хороший, а слов не понять: ой-да да ой-да-да…

Ладно, была свадьба да прошла, жить начали с родителями вместе.

Первый же день обед со свекровью взялись готовить, свекровь и говорит:

— Подзапонься, дочка, в щенях варки да обмохи вожьми, уху сварим.

Из всех слов только сени да сварим поняла.

Вышла в сени, смотрела, что взять-то, какие варки, какие обмохи, назад вернулась. Свекровь от печки повернулась.

— Ты чаво пуста, варки-то где?

— Мама, я не знаю, что это такое…

— Мамыньки, — удивилась свекровь, — головы до хвосты рыбьи… Нещи, запон-то одень.

Принесла сноха требуемое, опять спрашивает:

— Я запон не знаю, что такое…

— А, м-ма, — ахнула свекровь, — вот он, — и сует снохе.

— Так это же фартук!

— Ну а я что говорю, подзапонь фартук-то и картошку чистий, я уж воду приставила…

Кинулась сноха к картошке, про себя думает: «К кому она воду-то приставила?..»

Свекор прихромал с улицы, с мороза, заявил, бороду от инея расчищая:

— От ток бальчик был на дворе, а теперя стыть — терпенья нет.

Картошка из руки выпала, что сказал-то?! И спросить неловко.

Сел ближе к борову печному, валенок снял, ногу простреленную на войне растирая, попросил:

— Доченька, мало-маненько погодя, выди-ка на час, надергай тялушке щенца. Там, в углу, багор стоит и подбагренник, так ты подбагренником дергай.

Глаза и так большие, еще больше стали:

— Папа, я ничего не поняла… что вы мне сказали-то…

— Ай, не поняла? — хмыкнул с улыбкой недоверчивой. — Чаво не поняла-то?..

— Мало-маненько не знаю, да и на час не поняла.

— На тебе, не поняла! — часто-часто заморгал свекор. — Кончишь вот тут с матерей-то, выдишь на минутку, щена дашь тялку…

— А чем дергать-то и зачем?

— Хах-ты, — крякнул свекор, — подбагренником! Крючок такой на палке, без няво щено-то ай вытащишь снизу?..

— А-а-а…

Через время вышла во двор, около сена в углу нашла палку с крючком на конце, кое-как надергала, телку кинула. Петух как на грех привязался, наскакивает, клюется, кое-как отогнала. Пока с сеном управлялась, все думала: «Свекор про какой-то бальчик говорил, про стыть упоминал во дворе. Что это такое, где они стоят или лежат?»

В дом вошла — еще новость. Свекор опять:

— Я тебе, дочинька, забыл сказать-то: пятух у нас клявачкый. Так ты яво резни униной вдоль вонищи-то, враз отстанет.

Как была в фуфайке, так и села у порога, чуть не мимо лавки:

— Папа, я ведь опять ничего не поняла… Резни-то догадываюсь, а «униной»-то — это что, да вдоль чего резнуть-то?

Слезы на глазах снохи.

Свекровь, видя это, на мужа кинулась:

— Пострели-те, чаво к девке привязался, откуда она слова твои шиворот-навыворот знат?

Успокоилась немного, муж на работе, а то у него спросила бы…

После обеда, посуду перемывая, решилась:

— Мама, а что такое бальчик и стыть какая-то?

— Бальчик — это грязь, а стыть-то — мороз, ты не тушуйся, привыкнешь.

Чуть позднее решила сноха постирать немножко, полотенца да салфетки белые для рук. Расположилась в теплых сенях, стирает.

Девка огонь, быстро управилась, только вокруг блюда воду грязную набрызгала. Занесла салфетки, на веревочку около печки вешает. Свекровь с вопросом к ней:

— Пазылки-то не выплиснула?

Сноха, с руками вверх поднятыми к веревке, так и застыла:

— А я их и не стирала…

— Я тибе про пазылки говорю, ты их не выплиснула?

Сноха назад, в блюде с водой рукой завертела. Может, свекровь-то что клала в воду-то, а она и не заметила. Вернулась.

— Нет, мама, пазылков никаких там.

Вышла в сени свекровь на блюдо показала:

— Эк ты, вот они, пазылки-то. Помои после стирки, возьму я их, отцовы носки потом в них простирну. А ты сасык-то вытри да отдохни маненько.

— Мам, — жалобно, бессильно воскликнула сноха, — сасык-то — это что-о-о?

— Брызги, брызги!..

Вымахнул из своей половины свекор, на раненую ногу припадая, пробурчал недовольно:

— Воткнулся на щякунду, а куры чаво-то ряут, ряут…

Через срок малый привыкла сноха.

Понимать и говорить научилась. Придет муж, на работе случайно выпивший, а она ему подает полотенце после умывания и шепчет:

— Глыкнул никак, паразит, вот возьму унину-то да как резну вдоль вонищи-то…

About the author

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *